Вверх страницы
Вниз страницы
«MORES MΛJORUM»
Cui ridet Fortuna, eum ignorat Femida
Добро пожаловать на самый неординарный проект по книгам Джоан Роулинг.
Наша игра разделена на два больших периода: 50-е и 80-е годы - в каждом из которых свои яркие герои и свои сюжетные линии. Если ваш персонаж жив и в 50-ых, и в 80-ых, то вы с легкой душой сможете отыграть его в разных возрастах. Важно то, что события 50-ых годов влияют на события 80-ых. А значит история, которая нам всем так хорошо знакома, может пойти совсем по иному сценарию.
диалог с амс | роли 50-х | роли 80-х | faq по форуму
вакансии 50-х | вакансии 80-х | колдографии
нужные 50-х | нужные 80-х | акция 50-х | акция 80-х
АКТИВ «MORES MΛJORUM»


ИГРОВЫЕ СОБЫТИЯ 50-Х
Октябрь 1951 года. Сыро, на 6 градусов выше нуля.


6 октября. Инквизиция, узнавшая от Бэлчера о существовании таинственного дневника, бросила часть своих сил на поиски артефакта.
Действующие квесты: «Сага неприятных известий» и «Кошелек или жизнь».



ИГРОВЫЕ СОБЫТИЯ 80-Х
Октябрь 1981. Первые морозы, на дорогах - тонкий лед, очень скользко. На один градус меньше нуля.


3 октября. Пожиратели Смерти устраивают нападение на маггловскую деревеньку в Ирландии, чтобы оттянуть на себя основные силы Аврората. В это же время, Темный Лорд и его ближний круг попадают в Отдел Тайн в поисках пророчества. Но некоторые сотрудники Отдела уже предупреждены о грозящем нападении, и как только между Невыразимцами и Пожирателями Смерти начинается битва, в Отдел прибывает часть Аврората и Орден Феникса.
Действующие квесты: «Ирландские ночи» и «Погоня за тенью».

Вы можете найти партнера для игры, заказать квест или посмотреть возможности для игры.

MORES MΛJORUM

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MORES MΛJORUM » PENSIEVE » «Записки Пиквикского клуба», 14 сентября 1951


«Записки Пиквикского клуба», 14 сентября 1951

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

https://31.media.tumblr.com/d439ad76c59a2419fc8a0e3304b203dc/tumblr_mmnyxiYqlq1raq635o5_250.gif https://33.media.tumblr.com/083eed59afb08bb4854862031275684a/tumblr_mmnyxiYqlq1raq635o4_250.gif

1. Место и время
14 сентября 1951, кулуары Министерства Магии
2. Участники квеста
Alphard Black & Caroline Lally & Regina Fawcett
3. Сюжет квеста
14 сентября в Ежедневном пророке вышла статья неизвестного автора, в которой всем магам было передано послание от так называемой Инквизиции, якобы возглавляемой магглами - потомками охотников за ведьмами. Общественность в панике, кто-то считает всё злой шуткой, кто-то всерьёз верит в написанное. Сводки истории кричат о былых временах и кострах. Министр отдаёт распоряжение о расследование. Аврорат начинает немедленные действия.
14 сентября Аврорат действует по мере сил и возможностей. Список подозреваемых пополняется, как и количество опрошенных, дознователи опрашивают всех работников редакции. Аврорат ищет и не желает выходить из игры без результатов.
14 сентября аврор Блэк со своей напарницей мисс Лалли приглашают мисс Фосетт на чашку чая с веритасумом. Допрос. Дознание. Правила позволяют и запрещают многое. Реджина подозревается в связи с Инквизицей и написании Статьи. Пока только подозревается, но авроры тоже не любят ждать, а могут действовать.

0

2

Иногда ты должен просто попробовать. Даже если знаешь, что это не сработает.

Это была не статья. Это был апперкот Министерству магии и магам в целом. Магическое сообщество только начало бояться Вальпургиевых рыцарей, которые будто играли в кукловодов, но не устраивали кровавых месс, когда появилась эта статья. Магглы. Потомки охотников на ведьм. Потомки самого тёмного времени в их истории. Что такое маг против меча, пики или огня? Верна пущенная стрела или камень на шее действовали лучше Авады. Магглы умеют убивать и совершенствовали свои знания. терпели и ждали. Видимо ждать им надоело. Они решили действовать и начали. Некоторые в Аврорате, да что там в Министерстве в целом говорят о том. что это всё связано с аварией Ночного рыцаря. Беда как известно не приходит одна. Альфард не может не согласиться, но и отрицать тоже. Доли истины в этом всё есть, поэтому сегодня Министерство будто разворошенный улей, а Отдел магического правопорядка его эпицентр. Глава отдела чётко дал понять, что он желает видеть результаты. Кто же не желает их видеть? Но дело в другом, кто мог это сделать? Редакция полна магов, которые находятся в постоянном действии, они все знакомы, они все заняты. Как туда попал маггл? Как смог не выдать себя? Сквибб. Возможно, некоторые выставленные за границы мира, которому принадлежали их семьи могли и обозлиться. Им привычна магия, до того как они ушли они знали о ней, пусть она не течёт в их жилах, но царит в душе. Простой человек не смог бы долго продержаться. О другом варианте даже думать не хотелось. Но архивы полны записей об экспериментах, когда пытались заменить кровь маггла кровью мага, технологии первых позволяют, да и предателей хватало во все времена. Но чтобы подобная ересь проникла в наше общество. Магглы верят в Бога, маги в Магию, Судьбу, Высшую силу, хотя в Хогвартсе была Каббалистика. Предмет мало кем посещаемый и изучаемый, хотя пару тройку человек всё-таки взяло этот факультатив, поговаривали, что он объяснял о том откуда магия в крови и значение чар. Вера? Скорее попытка её замены. Маги не упоминают Бога. Мерлина, Основателей, магических существ, предметы одежды, да что угодно, кроме Бога. У магглов всё по-другому и Альфарду не хочется повторения тех времён, которые алой кровью запечатлены на страницах книг. Слишком много волшебников тогда погибло, слишком много родов исчезло, кануло в лету, а после не было возможности возродить. Да, не только они несли потери и в какой-то момент Инквизиция сошла на нет, но все запомнили её имя и цвет. Альфард не хочет верить, но страница газеты говорит яснее ясного. Он изучает её снова и снова ища зацепку.
- Что ты об этом думаешь, Каролина? - в этом кабинете они только вдвоём, наедине с обманчиво уютно обстановкой, одно из пустых помещений на "случай",- Это ересь, куда большая чем действия Вальпургиевых Рыцарей, те хотя бы тонкие политики, пока... Не хотелось бы думать, что будет, если сие правда.
Не хотелось бы, а придётся. На столе список, в списке имена, а у него свои подозрения и игра. Он будет кровожадным и сумасшедшим Блэком, а Каролина добропорядочным аврором. Жертвенным агнцем назначена Реджина Фоссет. Полукровка. Однокурсница. Равенкло, что значит, что твёрдый орешек. Он помнит её мельком, общие уроки и пара слов в библиотеки. Одна из большого количества студентов, в школе были другие проблемы и дела. Знать бы заранее, пригляделся и объяснил, что плохо не знать историю своего мира. Но это ещё стоит доказать? Почему она? Потому что улики указывают на неё и ещё сотню человек. Надо ж с кого-то начинать. Он уже вольготно устроился в кресле, волшебная палочка в руках. Взгляд спокойный, на губах улыбка. Радушный хозяин. Что там Курс говорит? Любой допрос протоколируется по форме. Всё, сказанное подозреваемым следователю вне протокола, не может являться уликой на суде. Вот и пергамент готов и перо, которое само записывает. Авроры имеют право применять Круциатус только и исключительно на подозреваемых. Авроры не имею права применять Круциатус для допроса свидетелей, либо любых других лиц кроме подозреваемых, имеющих отношение к следствию. Аврорам разрешено использовать заклятие Империус для дознания. Аврорам разрешено использовать зелья для дознания. Аврорам разрешено использовать любую магию, не имеющую послесудебных последствий (чары, трансфигурацию, заклинания, исключая контракты и клятвы), для дознания. Как много тут возможностей для действия, как много их, когда твоя сестра хороший зельевар, а книг запретных полон дом. Маски розданы, роли составлены. Осталось дождаться главного лица. Дверь открывается и услужливый работник так же быстро захлопывает её вновь, а мисс Фоссет остаётся на пороге.
- Добрый день, мисс Реджина Фоссет. Присаживайтесь пожалуйста. Думаю вы и сами понимаете, почему вы здесь. Вы подозреваетесь в авторстве этого пасквиля и связях с Инквизицией. Я прав, Лина?
По протоколу это звучит иначе, совершенно, более строго, галантно, но у него сегодня роль алая вальта Пик и негоже от неё отступать.

+2

3

Всякий эту статью перечитал не один раз - Каролина уж точно, - прежде чем отложить в сторону и попытаться осмыслить суть. Очень хотелось назвать это абсурдом и откинуть в сторону, мало ли шутников или не совсем адекватных волшебников публикуют свои несуразные заметки. Но тут не было повода для смеха или улыбки - начиная с букв "Ежедневный пророк", серьезно черневших сверху страницы. Можно было относиться критически в главному печатному изданию Британии, но подобные тексты так легко не попадают на первую полосу, и ни капли иронии в строках не заметно - а дата в углу страницы гласит вовсе не "первое апреля". Кто? Этот вопрос сегодня держал на ногах все Министерство. Чудесным образом в самой редакции не дали внятного ответа; на такое заявление можно выдать лишь соответствующий ответ - и дело перешло в Аврорат. Всякий мог бы заметить, как поползли самые фантастические слухи и теории, связывавшие крупные происшествия с появлением предположительно нового игрока - неприятно, но некоторые аспекты этих теорий звучали довольно здраво. Инквизиция - название всем хорошо знакомое, и связка ассоциаций вызывала сильное беспокойство - особенно если напомнить себе, что уже не Средневековье, а магглы, надо признать, чрезвычайно изобретательны в своей жизни без волшебной силы. Последнее Каролина уяснила очень хорошо от своего отца, и поэтому отмашки ей были не по вкусу - глупо думать, что авторы заметки всё еще предполагают одни лишь методы костров и церкви. Хороший историк ответил бы, что это логичный ответ на высокомерие волшебного сообщества, но возникали два но: разделение миров отлично поддерживалось последние века, и не логичнее ли адресовать свое предупреждение (или, скорее, угрозы?) непосредственно группировкам вроде Вальпургиевых Рыцарей? Ох, как будто их нам было мало.
Но авроры работают слаженно, быстро: Альфард поглядывает на газету, а Каролина ощущает, что предстоящий этап в их расследовании будет особенно неприятным для неё самой.
- Не хотелось бы думать, что будет, если сие правда.
- Не думаю, что это магглы. Магическое сообщество очень закрыто... Скорее всего, кто-то играет на внутреннем положении дел, - нехотя отвечает Каролина, и неприятно замечает, каким жестким звучит её голос. Ей не нравится, что Альфард называет это "ересью" - подобный подход и рождает заявления вроде того, что сейчас лежит на столе; но она не хочет и не может упрекнуть Альфарда за это. Она знает, что чистокровных предрассудков, принятых среди остальных Блэков, у него нет. Только что же будет хуже? То, что магглы бросают вызов магическому сообществу, или то, что это делает кто-то из своих? Каролина не раздумывала об этом, но сейчас ей кажется, что второе - однозначно хуже. Аврорат успел составить порядочный список волшебников, которые так или иначе могли иметь отношение к этой статье; неудивительно, что добрая треть, если не половина, отведена под имена журналистов, редакторов, печатников и прочих работников "Пророка". Было бы совсем наивно предполагать, что такую заметку смогли незаметно подсунуть в печать, а после так же незаметно разослать, и никто ничего не заметил или не заподозрил - Каролина знает, что так просто дела в редакции не проходят. Хуже всего - человека, от которого Каролина и знает подобные вещи, они и ждут.
Всего лишь одна из фамилий в списке. Каким-то подлым витком судьбы именно с этой фамилии начинается вереница допросов и дознаний. Каролина могла бы поменяться с кем-то еще, и не быть сейчас тут, но совесть не позволяет так отступать. Придется узнать всё от Реджины Фоссет тут и сегодня. Не успеть - да и не хотеть - связаться с ней раньше, перекинуться парой слов до, - это устраивает Каролину. Все проходит честно; и Реджина, эх, вечно же ты впутываешься в подозрительные знакомства и неудачные обстоятельства, не в этот раз, давай? Каролина, в общем-то, не думает, что её подруга в этом замешана - ну, ладно, не настолько серьёзно, по крайней мере, - но привычка не осуждать людей заставляет освободить место и под возможность, даже самую меньшую, что "Фоссет, Р." сегодня не будет вычеркнута из списка. Альфард кажется отвратительно довольным, и Каролине хочется, чтоб он держал себя в рамках, - но не сильно верится в это.
Реджина Фоссет появляется на пороге, и Альфард начинает партию.
Каролина старается сохранить мягкость во взгляде и в голосе - прямо под стать спокойной обстановке кабинета:
- Всё верно, - и легко подталкивает газетную страницу через стол. - Думаю, ты знакома с содержанием этого послания.
"Ты", а не форменное "вы"; не хочется играть в незнакомцев. Если Реджина будет ощущать себя спокойно и комфортно, все должно будет пройти гладко и быстро - это, конечно, если подозрения ложны.

+2

4

Последние два дня проходят для тебя в режиме беспросветного ужаса и кошмара. Хочется верить, что все это просто безумный сон, что это не ты наблюдала как вчера в магловском районе, человека превратили в кровавое месиво. Наблюдала и ничего не сделала, наблюдала и помогла этому свершаться. Тебе кажется, что ты никогда не забудешь его глаза, огромные, полные ужаса глаза, которые смотрели на тебя, молили о пощаде. Такие красивые глаза, которые больше никогда не увидят этот свет. От этой мысли тебя опять выворачивает наизнанку в туалете министерства магии, как тогда, в темном грязном уголке в логове Инквизиции, предназначенном для  пыток пленников.
Ты уже больше суток не смыкала глаз, ты смертельно устала и хочешь спать, хочешь добраться до своего мужчины, уткнуться ему в грудь и забыть об этом кошмаре. Даже флакон Бодрящего зелья с утра и кружка кофе, никак не способствует силе и бодрости духа. Да и твой мозг, который не переставая работал всю ночь, сначала, чтобы написать статью, а потом чтобы проникнуть в типографию редакцию и подменить заглавную статью о "Благороднейшем семействе Блэков" на послание Инквизиции.
И не то, чтобы ты поддерживала идеи организации, после всего, что видела вчера, после всего, в чем ты сама повязана на всю оставшуюся жизнь, просто у тебя нет выбора, ты связана Непреложным обетом, который убьет тебя заикнись ты об организации. Да и попробуй ты просто уйти, ты не уверена, что сможешь прожить и неделю после этого. Но ты точно знаешь, что перед тем как убить, на тебе испробуют все возможные способы пыток, задумай ты поедать их. Организация, которая сначала казалась тебе справедливой за равенство всех, вне зависимости от наличия и отсутствия магии и чистоты крови, на деле оказалась армией сквибов, маглорожденных и полукровных волшебников обиженных магическом обществе. И теперь, ты понятия не имеешь как выбраться из всего этого дерьма.
Ты совершенно не удивилась сове из Аврората сегодня утром.

"Уважаемая мисс Фоссет,
Настоящим письмом Авроат уведомляет Вас о необходимости явиться сегодня в 17:00 в кабинет 719 для выяснения обстоятельств в связи со статьей в свежем выпуске Ежедневного пророка" .
С Уважением,
Альфард Блэк.
Аврор Министерства Магии.

Ты была готова к этому, но все равно, эта записка вызвала у тебя такой истеричный смех, что даже министерская сипуха, испуганно ухнув и свалив чернильницу выпорхнула в окно. Потребовалось немало времени, чтобы прийти в норму и продумать стратегию своей защиты.
И вот, молодой секретарь мистера Блэка открывает перед тобой дверь входишь внутрь. Как всегда внешне спокойная и очаровательная, на каблуках и в строгом деловом костюме, когда внутри тебя трясет от страха быть брошенной в Азкабан, быть убитой Инквизиции, если ты себя выдашь и бесконечной усталости . Ты обворожительно улыбаешься мистеру Блэку и тут твой взгляд натыкается на Каролину. Каролина? Судьба явно благоволит тебе сегодня, и железный обруч, сковывающий сердце чуть-чуть отпускает когда ты видишь свою подругу. Пропускаешь мимо ушей приветствие мужчины, и теперь уже по-настоящему открыто и искренне улыбаясь Каролине говоришь
- Здравствуй дорогая - подходишь к столу и садишься перед аврорами, и уже тут опомнившись переводишь взгляд на Блэка.
- Здравствуйте, мистер Блэк, простите мою невежливость, я просто не ожидала увидеть мисс Лалли здесь. - ты бросаешь взгляд на статью, и маленькие черные буквы вновь и вновь разъедают твое сердце, перенося тебя во вчерашний день, и то, как тебя рефлекторно передергивает при мысли о кровавом месиве в которое твои друзья превратили молодого работника министерства, сейчас играет тебе только на руку.
- Конечно я знакома с этой статьей, это самая обсуждаемая тема сегодня, но я не понимаю, какое к ней отношение имею я? Я всего лишь рядовой журналист, который сдает все статьи редактору. - ты смотришь в глаза Каролине, не разрывая зрительного контакта. Каждый журналист так или иначе, профессиональный лжец и манипулятор, и сейчас, ты просто обязана выжать из этого умения максимум. Ведь от этого, зависит не только твоя свобода, но и жизнь.

+2

5

В этом и заключается управление эмоциями: дай им прийти и дай им уйти.

Ему хочется, чтобы его совесть был чиста, но не выходит. Он честен сам пере собой. Он не любит допросы, после них остается ощущение, что искупался в грязи. Реверансы и манеры уходят в сторону, приходится запугивать. Редко кто согласен сотрудничать, все считают, что доказать ничего не возможно. Зря. Это плохо заканчивается и он уже готов к тому, что и сегодя будет сложно. Слова Лины лишь подливают масло в огонь.
-Мерлина ради, Каролина, давай будем честными, магическое сообщество скрыто, но не закрыто. Кто ищет тот всегда найдёт, а магглорожденые волшебники ездят на каникулы домой, несмотря на запрет колдовать вне школы, кто-то мог узнать, увидеть, пошли слухи и... нет, я не имею ничего против этих детей, их надо учить тому, частью чего они стали, но ты сама знаешь как одного слова хватает, чтобы зажечь костёр.
Альфарду хочется верить, что они защищены, что магглы не смогут попасть в их мир, но это пустая надежда и он это знает. Закрытый мир? глупость, мир всегда был открыт. Они принимали детей магглов, когда в тех просыпалась магия. Первые в роду. Это почесть, но кто будет блюсти чистоту? Никто, но всё равно почтено, чистокровные семьи это знают. Они принимали этих детей в своём мире, школе и каждое лето позволяли им уезжать. Были запреты, никакой магии до совершеннолетия вне школы. Все знали, что есть Статут, что надо молчать. Но вы когда-нибудь пытались заставить молчать ребенка? Ему хочется рассказать родным, друзьям. А письма от друзей? Совы. Нестандартно с точки зрения магглов. Ещё бы голубей они поняли, но совы... которые сами знают куда лететь. Без тренировки. Без обучения. Просто знают. То, что норма для мага, далеко от неё для маггла.  Но забирать детей из семей никто не будет да и кто им позволит. И в этот момент появляется мисс Фоссет. Она держится уверена и немного бледна. Простительно в данной ситуации. Дума и догадалась уже обо всём. Слишком большая шумиха.
-Прощаю, дорогая однокурсница, но сейчас мы о другом, Реджина. Чаю? Кофе? Или воды?
Он даже понимает, почему к Каролине первой. Они же как ангел и чёрт. У Блэков не самая лучшая репутация, и он не брезгует этим пользоваться. Таким явно не будешь гордиться или рассказывать внукам. Палочка не исчезает из его рук, а лишь покачивается в руке, иногда ударяясь о стол. Полу намёк, что он может её использовать.
- Как вы метко заметили вы журналист Ежедневного Пророка, который сдаёт статьи редакторы. И как оный журналист, вы должны их проверять. Значит вы проверяете статьи, которые отдаёте ему и вы сознательно отдали ему то, что нанесло обществу психологическую травму,- хотя можно ли нанести им такую травму, некоторые благородные семейства любую инквизицию заставят краснеть,- да и по нашей информации, кто-то устроила редактору несчастный случай, уважаемый человек, не помнит ничего о своём рабочем дне. Или вы считаете это ложь?
Сейчас важен момент, наблюдать и давить, напугать, пусть сорвётся, пусть поймёт, что они могут всё, что не запрещено. Когда он первый раз применил Круцио? Или Империо? Иногда понимаешь насколько тонка грань между правосудием и террором.
- Есть свидетели, которые видели вас, проверяющей статьи перед передачей их далее. Они уверяют, что вы перепроверили несколько раз. И не заметили ничего?
Свидетелей не было, зато был отчёт о том, как печатается газета. Всё по пунктам с подробнейшим разъяснением каждого, кто и что делает. До того, как макет попадает в типографию, он проходит через десятки, а то и сотни рук, но единственный этап, когда можно было подменить статьи, это перед передачей их редактору, даже больше, когда макет отправляется на печать, тогда механизм не остановить, а готовые газеты развозят и отправляют по адресатам. Никто никогда и не проверяет, механизм отточен до автоматизма. Как показывает сегодняшний день и зря. Альфард, вертит палочку в руке и пытается понять кто. Разговор с редактором не дал ничего, сыворотка правды подтвердила всё, Империо не было или было? Редактор давно на этом посту и происходит из чистокровной семьи. Это не та нить, но вот ассистенты или другие журналисты...
- Мисс Фоссет, вы ведь не будете нам врать?
Вопрос задан как бы между прочим и это даже больше утверждение, чем вопрос. Вы не будете нам врать, а мы не будем делать вам больно. Он не будет. Каролина не сможет. А он сможет, у него семь, год назад женившийся брат, замужняя сестра и невеста на горизонте и ему хочется нянчить племянников и внести свою лепту в их воспитание. И если ради этого надо устроить пытки? Он их устроит. Альфард реалист, а не идеалист, он понимает, что устроился работать не проповедником и не школьным преподавателем, а аврором, оперативником, которому предстоят дознания, допросы, аресты, акция успокоения и убийства. Он оперативник, поэтому руки будут по локоть в крови и ни к чему это скрывать.

+2

6

Альфард озвучивал то, над чем давно стоило бы поразмыслить всем в верхушке Министерства: конечно, сообщество не может быть идеально изолированным от всех остальных. Но он явно упускал другой момент. Тогда решение вопроса с магглами должно быть иным, и неплохо бы начать с адекватного восприятия выходцев из немагических семей. Нужно признать - разгул предрассудков против магглорожденных порой выходил за допустимые рамки ещё в школе, такой подход не поможет. Смешно было бы думать, что лишенные привилегий будут мириться с таким положением дел, при котором чистокровные, представители древних родов тенью за каждой значимой фигурой в Министерстве или попросту вместо. Кому-то это может надоесть. Появление этой статьи - закономерно. Но так давно не происходило ничего подобного, что сама возможность вызова волшебникам, а не наоборот, казалась нелогичной. Самые недавние события происходили по, казалось бы, четко заведенному правилу - только те, в чьих руках сосредоточена власть и магия, имеют право выносить приговоры. Инквизиция была неразборчива - и едва ли они будут действовать осторожнее, если и правда намерены изменить расклад сил.
Авроры тоже не всегда придерживаются правил. Точнее - формально всё проходит чисто по кодексу; но лазеек достаточно, а сами волшебники зачастую не знают, что дозволено  им, а что самим аврорам. Известно ли Реджине? Она смотрит прямо в глаза, и Каролина не отводит взгляда. "Всего лишь рядовой журналист" - но Каролина в курсе, что деятельность её подруги порой выходит за эти рамки. Реджина явно рассчитывает на какую-то поддержку или уступки - придется её в этом разочаровать, но эти ожидания сыграют на руку при допросе. Альфард пока еще мило предлагает чай, но звучит это, будто действует по какому-то чёткому протоколу, в котором есть подобный обязательный пункт. В конце концов, они видели и менее подходящих кандидатов в преступники, тем не менее оказывавшихся ими - злоумышленниками, ворами или... Предателями своего общества, своего народа, своей крови? Этому неприятному интервью придется развеять (лучше развеять) все сомнения. Каролине еще не приходилось вот так сидеть напротив кого-то столь знакомого и пытаться найти нестыковки и умалчивание в словах.
Альфард будто невзначай поигрывает волшебной палочкой, и говорит спокойно - последнее не нравится Лине вовсе. Как штиль перед грозой. Он, в общем-то, всё делает правильно и задаёт правильные вопросы. Пока делает всё правильно.
- Реджина, если тебе что-то известно, - голос звучит ободряюще и приветливо, но Лина сдерживает себя от неодобрительного взгляда в сторону Альфарда, - лучше всё рассказать. Если ты пойдёшь нам навстречу, возможно, мы сможем поступит так же.
Может, она оказалась не в том месте и не в то время. Может, это она подпала под Империо или забывающее заклятье. Может, ей эта статья попала в руки случайно, но в своей погоне за сенсацией серьёзного, политического толка, не изъяла из номера, не осознав в полной мере последствия. Может, она - тоже жертва. Но что-то подсказывало Лине, что подобных допущений у Альфарда в мыслях не было. Если же Реджина и вправду связалась не с теми людьми, и сделала это - чем бы "это" ни было - вполне осознанно, то, возможно, её можно убедить сотрудничать с авроратом. Как это выйдет - ну, уж с этим придется повозиться. Если - если - она напрямую связана с Инквизицией, то представляет кладезь важной информации. Такие ценные источники авроры не обходят стороной.

+1

7

Ты не торопишься ничего говорить и ничего спрашивать. Главное правило поведения при любом допросе, не говорить лишнего, не спрашивать лишнего, и не строить из себя идиота, делая вид, что ты ничего не понимаешь. Это все только вызовет лишние подозрения, а они тебе сейчас совершенно ни к чему. Когда Блэк предлагает тебе выпить, ты переводишь на него взгляд, усмехаясь самыми уголками губ. Ты прекрасно понимаешь, зачем, он предлагает тебе чай. Что дело тут вовсе не в простой вежливости, а в том, что это лучший способ подлить пару капель сыворотки правды, и, хотя, магия непреложного обета вряд ли позволит тебе рассказать что-либо об Инквизиции без твоего желания (а если это желание появится, это будет последнее, что ты расскажешь в своей жизни), то признанию в авторстве статьи она никак помешать не сможет. Поэтому ты переводишь взгляд на Блэка, и с легкой улыбкой отвечаешь на его предложение.
-Спасибо за предложение, но я ничего не буду, я выпила кружку кофе, за пять минут до визита к вам- ты знаешь, что он прекрасно понимает, почему ты отказываешься от напитков, как и знаешь то, что он догадывался о том, что ты с легкостью раскусишь этот его маневр. Ты еще не подозреваемая, он просто вызвал тебя поговорить, у него нет ордера на арест, поэтому, как бы ему не хотелось, он не может залить тебе в глотку Вестериармус, чтобы покончить с этим как можно быстрее.  Хотя, ты не уверена, что он бы церемонился с тобой не будь тут Каролины.
Устало потираешь переносицу слушая теории Блэка насчет твоего коварного плана, и мягкие уговоры Лины. Игра в плохого и хорошего аврора? Забавно. Ты поражаешься тому, что хотя каждый преступник знает об этом методе, они не перестают его использовать. И стоит сказать, что достаточно эффективно. Переводишь взгляд с Блэка на Каролину и обратно.
- Милый однокурсник, - возражаешь ему его же эпитет с легкой усмешкой, и дрожь, которая тебя била в начале проходит, и ввязавшись в эту игру, тебе теперь очень хочется выиграть, и азарт несколько притупляет чувство страха.
-Мне кажется, вы не совсем правильно понимаете мои обязанности. Я всего лишь штатный сотрудник газеты, я пишу статьи и отдаю их редактору. Без его ведома и проверки ничего не выходит в свет. - и это чистая правда, даже под сывороткой правды ты сказала бы тоже самое. Искусство лжи и обмана состоит в том, чтобы говорить правду под нужным тебе углом. Так, чтобы и придраться было не к чему. Скрещиваешь руки на коленях и решаешь ответить на его вопрос еще более развернуто, чтобы окончательно развеять теорию о том, что ты как либо причастна к этому инциденту.
- Я не имею никакого отношения к макету выпуска, его подписывает главный редактор. - говоришь, медленно и спокойно, разъясняя молодому Аврору устройство организации, которое он и без тебя наверняка знает, но это скорее формальность для того, чтобы не отвечать на его вопрос, односложной фразой о том, что ты не имеешь к этому ни малейшего отношения. А то, что ты у этого же аврора и его семьи совсем недавно брала интервью, играет тебе только на руку.
- Как вы знаете, сегодня должна была выйти статья о Вашей семье. Вчера, я положила ее на стол к выпускающему редактору, и после этого пошла к себе домой. Я понятия не имею, почему на ее месте теперь этот, как бы вернее выразиться, пасквиль. 
Откалываешься на спинку стула, всей своей позой показывая, что чувствуешь себя совершенно комфортно . Язык тела имеет очень важную роль, и ты прекрасно об этом знаешь, поэтому стараешься делать вид , что тебе совершенно комфортно.
Теперь, когда ты вежливо и спокойно попыталась объяснить аврору свои обязанности, тебе осталось лишь забить последний гвоздь в крышку гроба редактора, и твои жалобы на него Каролине сыграют тебе только на руку.
- А что до редактора, то боюсь, его забывчивость совершено не связана с каким-либо посторонним вмешательством. Я не раз жаловалась мисс Лалли на его домогательства и пьяное состояние на рабочем месте в конце трудового дня. Не так ли, дорогая? Думаю, если вы обыщите его стол, вы с легкостью обнаружите там бутылку огневиски. - переводишь взгляд на Каролину, ожидая то, что она подтвердит твои слова, ведь ты и правда не раз, рассказывала ей о приставаниях начальника, и о том, насколько тебя это достало. Смотришь, как Блэк крутит волшебную палочку в руках, удивлено приподнимаешь бровь, и переводя взгляд на его лицо. Угрозы? Интересно, интересно. Он правда решил угрожать тебе, не имея ни малейших доказательств твоей вины. Занятно. Это вызывает у тебя не скрываемую усмешку , как и риторический вопрос о лжи. Как будто ты можешь сказать, что собираешься врать обманывать и лгать столько, сколько потребуется.
-Конечно, я не буду вам врать, мистер Блэк.
После, чтобы окончательно убедить их в своей искренности, точнее прежде всего Лину, ты уже более мягко отвечаешь и ей.
- Я правда рассказала бы вам все, если бы я хоть что-то знала. Мне самой не нужны проблемы и испорченная репутация. Вы ведь знаете, насколько репутация важна для журналиста?!

+1

8

Знай, однажды будет край. Тебя осудят за игру без правил, и не будет права стать самим собой.
В тяжелой аврорской жизни спасают лишь мечты о том, что когда ты возглавишь Аврорат, то всё изменишь. Всё. И перво наперво разгонишь лоботрясов, которые пошли работать оперативниками из-за романтических иллюзий и совершенно не подготовлены к суровой реальности. Мечты спасают, но на самом деле Альфарду никогда не хотелось становится главой своего отдела и закопаться в бумаги и отчёты, сидеть на нудных совещаниях и делать доклады, уважаемому Министру. Лучше сразу на передовую, он всё-таки больше практик. Одно он знает точно, что после сегодняшнего дня будет мечтать о покупке "Ежедневного Пророка" и разгоне раздолбаев уже там. Почему в главную магическую газету так легко попасть? Почему там так легко заменить одну статью на другую? Чем занимаются редактор и его начальство и что творят журналисты? Нанять охрану, устроить контроль по документам, пропуск только рабочих, как кто-то неизвестный  сразу разъяснять кто и зачем. А то не газета, а проходной двор. В Министерстве работали параноики, поэтому пройти было сложнее. В некоторых отделах даже были античары, из-за чего дамы были готовы порвать в клочья их установивших. Косметические или нет, механизму было всё равно. Бардак. Иногда он понимал Тома, иногда, но таких радикальных путей не понимал. Путь уничтожения изначально не верен.
- А жаль,- он с лёгкостью делает глоток из чашки,- Прекрасный сорт, настоящий английский чай высшего качества, но о вкусах не спорят.
Почему они все уверены, что им сразу дадут испить сыворотку правды? Они цены на неё видели? Каждая стоит на учёте и выдаётся на руки и под подпись, иначе возобновлять состав за свой счёт будут. А чай между прочим хороший, с терпким вкусом и ароматом корицы. Тёмный. Совсем немного сахара. Чем он ей не угодил? Нет, всё-таки правду говорили и на Равенкло дураков хватает, а параноики не только слизеринцы. Но это отказ говорит сам за себя. Если человеку нечего скрывать, то он выпьет даже, если там яд, но если есть, то он откажется. Под любым предлогом. Значит ей было что скрывать, что и требовалась отказать, от чашки он и не требовал большего. Орлы гордые и умные, но не осторожные, а змеи делают шаги наперёд. И очень внимательны, они помнят каждое ваше слов и движение и не понимают вашей радости, когда вы думаете, что одурачили их. Слизерин - хорошая школа жизни. А Реджина ведет себя так как будто уже заранее победила, что явно не говорит в её пользу. Страх естественная эмоция, она не пропускает и подавляет остальные, тут же... самодовольство? Уверенность что ничего не сделают? Она думает кто-то её спасёт? Или то, что она журналистка поможет? Просто не понимает.
- Если сдаёте все статьи, то имеете, вы сами так сказали вначале. Но не будем об этом, люди часто путаются в своих словах.
Действительно не понимает, что в мире где у верхушки власти стоят чистокровные семьи, слово одного из них будет стоить дороже слова журналистки да ещё и полукровки. В этом ирония нашего общества. Ирония и в какой-то мере они все чувствуют себя безнаказанными. За кого она принимает его? За аврора, который не отойдёт от буквы закона? Который будет пугать, но ничего не сделает? Зря. Он циник, хладнокровный циник и прежде всего Блэк. Кровь не вода и её не выжжешь из жил. Поэтому, если его светлую голову посетит идея пыток, то он будет и никто её не спасёт. Даже Каролина. Ирония в том. что Лина как раз это понимает. А Реджина путается, сначала говорит а, а потом твердит нет. Хотя бы выучила роль наизусть, вот они вроде бы играют, а на деле не играют вообще. Альфард отступник из семьи Блэк, но далеко не белый и пушистый, он может и сделает больно с неизменной улыбкой. Не надо думать строить иллюзий.
- О моей семье итак уже всем известно почти всё, так что поверьте меня давно уже не радуют такие статьи, а отбивающие пороги наших поместий журналисты так тем более. Ленивцы, которым просто больше не о чем писать.
Расслаблена, чувствует комфорт, играет на публику, а публика в лице него не ценит и не дарит оваций, только сыплет вопросами. Ах, как неблагодарно это общество. Но что она хотела добиться упоминанием этой статьи, одной из многих? О них пишут постоянно, когда не знают о чём писать. В какой-то момент начинает казаться. что если их семье в полном составе захочется уехать куда-нибудь в Италию или Болгарию, то общество задохнется от нехватки последних новостей и сплетней, а пустые места и главные полосы нечем будет забить. И ему вовсе не лестно, ему тошно от этой новости и хочется пожать руку тому, кто заменил статью. Мимо, мисс Фосетт, он больше зол, чем рад.
- И поэтому он решил подставить вас? Потому что вы не согласились провести с ним ночь? Увольте, леди, проще вас просто уволить, чем подготавливать такое событие для публики. И да огневиски мы нашли, а на вашем столе мы нашли кое-что интереснее старого напитка. Угадайте что?
Очередная история о бедной и невинной девушке и маньяке начальнике, этот ещё и алкоголик. До чего интересная получается статистика. В их обществе в работниках одни невинные девицы, а все начальники их домогаются. Право, это уже курам на смех. И я должен в это поверить? Нет, честно должен? Пожалуй ему тоже надо выпить, только огнедского, чтобы покрепче. Леди Реджина явно решила пополнить собой аврорскую статистику, они уже даже спорят. И сегодня он выиграл десять галлеонов. Говорил же, что даже по данному делу озвучат это объяснение.
- Конечно, будете. И вы не рассказали нам ничего. Общие фразы, которые выдал бы любой журналист. Учитесь лучше, мисс, в высшем обществе, как вы сами писали, и то искусственнее орудуют словами. А теперь будьте порядочно ведьмой и расскажите во всех деталях весь ваш день. Не беспокойтесь о времени, нам с мисс Лали совершенно некуда торопится. Правда, Лина?
Если Каролина решила играть его совесть находясь где-то на периферии зрения, то зря. Совесть уснула в тот момент, когда в двадцатых числах он согласился познакомится с невестой. Она исполнила свой долг и ушла на покой, а замену себе не искала вовсе. Но какова актриса, да и прекрасно знает кому показывать невинные глаза полные боли и надежды. Неужели попадется?

+2

9

Работать с Альфардом иногда утомительно. Кажется, будто его характер, его слова - всё его естество заполняет собой всё помещение и овладевает беседой. С ним обычно нельзя не согласиться, пусть даже придётся признать ошибочность своих собственных суждений; Каролина в который раз замечает, что он берёт инициативу в свои руки и справляется с этим так, будто положение дел и так естественным образом стремится ему подчиняться. Вопросы, ответы, отвлечённые фразы - Лина начинает замечать слабую нотку раздражения (или, может, ей хочется слышать это раздражение и неспокойствие, чтобы ощущать себя комфортнее самой); стук, стук, стук, легонько покачивается палочка в его руках; едва заметный поднимается пар от остывающего чая.
Каролина внимательно слушает, что говорит Реджина, смотрит на неё - но вскоре  взгляд свободно блуждает, она смотрит то на газету, то на палочку в руках Альфарда, то на Реджину снова. Они хорошо знакомы, и знают друг друга неплохо - это бесспорно; но Лина не настолько проницательна, а Реджина по своей натуре и по профессиональному долгу умеет себя вести уверенно и наверняка может выдавать интерес, удивление или что-то еще - опыта в интервью (хоть и не таких) у неё предостаточно. И Реджина говорит складно и чётко, отражая вопросы Альфарда: терпеливо разъясняет ему о распределении обязанностей, о своих полномочиях и превышении оных её начальником. Ну конечно, Альфарда не устраивает последний пункт в особенности. Он, верно, имел дело со столькими журналистами, что посчитал, будто этого достаточно для полной и ясной картины; в чём-то ему и не откажешь - его семья и вправду была гораздо чаще в центре внимания, чем какая-то рядовая полукровка-аврор. Но о двойственность позиций, неоднозначность любого предмета - стереотипы правдивы, но неполны. И каким бы карикатурным не получался выданный Реджиной образ её начальника, негодяя - или получившим наконец своё, или оказавшимся ещё хуже, чем кажется; как бы ни был готов Альфард отбросить эти слова как непременную ложь, Каролина не могла не признать, что да, до неё доходили жалобы на отвратительного босса, и задолго до выхода злосчастной статьи. С некоторым трудом приходится подавить лёгкий укол совести. Знать о положении дел так долго, и ничего не предпринять существенного теперь казалось постыдным игнорированием проблемы. Отчего-то не хотелось поднимать этот вопрос прямо здесь. Не всякую проблему можно перемолоть одной лишь волевой стойкой, Лина. Не так ли, дорогая? Правда Лина? Лина на короткое мгновение ощущает себя каким-то примирительным мостиком, который должен вынести окончательный вердикт. Веду допрос вместе с Альфардом, - с нажимом напоминает себе.
- Всё верно, верно, - спокойно кивает в ответ. Уж времени-то у них предостаточно - они могут провести здесь хоть весь день, хоть всю ночь. - И мисс Фоссет, конечно, тоже права. Реджина, - обращается уже к ней и неспеша продолжает, - всё верно говоришь. Репутация журналиста - его цена, но, будем откровенны, именно противоречивые статьи питают репутацию, и тем лучше, чем сильнее взбудоражит общество некий материал. А уж эта статья.., - с лёгкой полуулыбкой говорит Лина, будто это такой занятный и забавный факт, - Если бы не гарантированные подозрения в связях с антиобщественной организацией, думаю, у нас бы тут была целая очередь претендующих на авторство.
Каролине на удивление легко даётся мягкий и спокойный тон, и даже не прорывается привычный холодок серьёзности, присущий ей и в обычных беседах. Скорее рассуждение, чем обвинение, хотя намёк вполне прозрачен.
- И да, ты журналист, и ты пишешь статьи, - будто бы рассеянно подтверждает Лина, повторяя уже сказанное Реджиной,  и смотрит на неё с выражением вежливого интереса. - Пожалуйста, продолжай. И детали, конечно, они могут помочь.
Могут помочь - Реджине, если она невиновна, если её подставили, если для неё это все - одна огромная и досадная случайность; могут помочь - Альфарду и Лине, если дело всё же нечисто, могут помочь найти несостыковки или излишне точные описания. Каролина - сама доброжелательность и внимание. Она не может сказать того же о сидящем рядом коллеге.

+1

10

Ты начинаешь уставать от всего происходящего, и азарт постепенно сменятся в тебе раздражением и головной болью, отдающейся в висках. Закрываешь  лицо ладонями, прижимая пальцы к вискам. Смертельно хочется выпить, и желательно, как можно больше. Надраться в кабинете аврора, это было бы забавно. А еще хочется наконец лечь в кровать и уснуть, желательно выпив перед этим зелья Сна без сновидений. И все забыть. Потому что, еще немного и у тебя случится истерика, самая что ни на есть настоящая, потому что душевные силы покидают тебя, с каждой секундой твоего появления здесь, а тупые вопросы Блэка, и его придирки к любой мелочи, явно не способствуют твоему успокоению. Ты опять откидываешься назад, и устало и с толикой раздражения, за его попытку поймать тебя на слове, смотришь на мужчину
-Я сдаю все свои статьи, - ты делаешь паузу, а потом на всякий случай разжевываешь еще больше- то есть все, статьи, которые я когда либо писала, я сдавала редактору. Все. До. Единой. - последние слова ты специально растягиваешь и произносишь по слогам.
Его же слова о семьи и вовсе вызывают внутренний смех, и если бы в твоей голове не билась мысль о том, чтобы побыстрее покончить с этим дерьмом, ты бы не стала сдерживать себя и рассмеялась вслух, гордости и самомнению аврора, это пойдет только на пользу.
Его отношение к новости о том, что тебя домогается начальник на рабочем месте, безусловно его характеризует, как человека, который ставит женин ниже мужчин, по другому и подумать нельзя, но его фраза о столе и правда вводит тебя в ступор, непонимание и замешательство. Потому, что ты и правда не понимаешь, что такого криминального можно там найти, но сам факт того, что они влезли в твою личную жизнь, вновь переключает рубильник скачущего от усталости настроения. И поэтому прежде чем ты успеешь пожалеть, тиррада срывается с твоих губ и встаешь со стула смотря Аврору прямо в глаза
-Что? Какого Мерлина вы это сделали ? Какого гиппогрифа вы лазали у меня в столе мистер Блэк, если я не ошибаюсь, объявления мне не предъявлены, а значит я не являюсь подозреваемой. Поэтому, вы или сейчас блефуете, пытаясь заставить меня признаться, в том, чего я не совершала, либо вы нарушили закон, и в таком случае, я буду вынуждена подать на вас жалобу, мистер Блэк.
Ты глубоко вдыхаешь пытаясь успокоиться, и сдержать новый приступ гнева.
-И я очень рада, что вы поддерживаете начальников, которые удаляют сотрудников за отказ в сексе. Это характеризует Вас как человека.  И, к вашему сведению, меня не уволят хотя бы потому, что я лучший репортер, который у них есть.
Эта маленькая передышка и возможность ввернуть обвинение в сексизме и мужском шовинизме, немного успокаивают твою буйную голову, и ты садишься обратно на стул, закинув ногу на ногу, как будто этой вспышки гнева и вовсе не было. Мягкий голос Лины ласкает слух и дарит тебе окончательное умиротворение. Она все доносит до тебя намного более спокойно и понятно чем Блэк, вот уж и правда  плохой и хороший аврор, в прямом смысле этого выражения.
Расскажите весь Ваш день, интересно, а оригинальнее он ничего не мог придумать? Но тем лучше, ты была готова к этому вопросу заранее, но от раздражения, ты не сдержалась от того, чтобы немного перегнуть палку.
- Как скажите . Я буду очень хорошей ведьмой.- вздыхаешь, скрещиваешь руки на колене и начинаешь свой рассказ
Я проснулась  в 12:00, в 12:01 я встала с кровати, прошлась по комнате и размялась, сделала короткую утреннюю гимнастику,в 12:14 я пошла на кухню выпить стакан апельсинового сока,  в 12:15 я пошла в ванную, и, надеюсь , вы позволите опустить мне детали того, что я там делала?- ты откровенно издеваешься над ним, смеешься, и играешь против, его же картой, он сам просил, как можно подробнее, вот пусть и получает-в 12:30, пошла на кухню готовить завтрак, если вам интересно, это был омлет с луком и гренками, чай с лимоном и пара панкейков с джемом,  в 13:00 села за стол есть завтрак...
Ты готова продолжать так до бесконечности, расписывая свой день поминутно. Пока он наконец не отстанет от тебя со своими глупыми вопросами

+1

11

Почему все всегда думают, что умнее авроров? И почему авроры никогда не думают, что умнее других. Каждый пришедший на допрос уверен, что он выйдет сухим из воды. Это их и выдаёт, с головой и всей их родословной. Человек, которому нечего скрывать, спокоен, а не самоуверен, он говорит правду, не пытается уйти в сторону или выставить жертвой, никогда не отказывается от чая и чётко отвечает на поставленные вопросы. Если же секреты, касающиеся дела есть, то начинается театр. Большой Шескпировский. Его Реджина ему и показывала, рассталковывая прописные истины. Хорошо, в эту игру могут и двое играть, а их тут вообще трое. Хотя Каролина недовольна им, его поведением и манерами. Потом явно лишит сладкого на ужин.
- Молодцы, а я все отчеты, поэтому ближе к делу, мне его ещё писать.
Много, очень много, куда больше чем ей статей. Подробных до нудности. Кипа бумаг, которая не будет просмотрена, а отправится в архив. Всё самое важное будет озвучено на совещании, когда соберется весь Аврорат, а эта дань бюрократии будет лежать себе на полочке, забытая всеми, но посланная к Салазоровой матушке ещё при написании. Ах, а мисс недовольна обыском? Извольте, она, кажется, ошиблась миром, они не маггловская полиция, а авроры. Приказ есть, отмашка дана, обыск проведен. Знали вы об этом или нет, не их проблемы. Пусть пишет!
- Подавайте! И не на меня, а на госпожу Министра. Вам показать её указ об обыске всей редакции "Ежедневного пророка"?
Он даже посмотрит, как сей пасквиль сожгут. Таких недовольных целая колонна. Выбирать место работы надо осторожнее, просчитывать все возможные варианты. Вот я точно знал, что хуже чем в Министерстве и дома не будет и пошел в оперативники. Пожалел, правда, в бессонные ночи раз сто, но зато сколько впечатлений, а каких только историй он не услышал. Просто литературный кружок какой-то! Вот прям одна не особо красивая вспоминается.
- О, мисс, вы совершенно не следите за языком и не умеете обращаться со словами. Я должен вас пожалеть бедняжку этакую? Как аврор я обязан быть беспристрастен и всё подвергать сомнению,- ему уже попадались такие, в самом начале,- Расскажу вам одну историю, мисс. В начале карьеры мне попалась, такая же невинная жертва домогательств как вы, я был растроган бедная честная девушка. И знаете что? Расследование показала, что это бедняжка была соучастницей в серии убийств. Днём она жаловалась всем на начальника, а вечером наблюдала за тем как её приятели убивали, она не пыталась спасти людей, которых те лишали жизни, помочь им, нет. Она смотрела. а потом шла домой, ужинала и ложилась спать. Её совесть молчала и даже на заседание  суда. она говорила. что невиновна, что она ведь не убивала, а только смотрела. Так кто она по-вашему, Реджина, мнению? Жертва или зверь, которому место в клетке? - об этом деле кричали газеты. об этом деле говорили все. а он был молод и не опытен,- Так, что не судите слишком поспешно, юная леди. Если бы я был таким, вы бы не смогли писать о нашей семье, а Вальбурга уже бы покоилась в склепе или монастыре, а не блистала последними нарядами. Я свою сестру обожаю, несмотря на её вздорный характер, к слову. Ваши же поспешные слова, характеризуют и вас как мелочного человека с поспешными суждениями.
Возможно, это прозвучит дико, но он действительно любит истеричку сестру и непутевого братца, правда не гарантирует, что полюбит будущую супругу, но точно никогда не даст в обиду. У чистокровных такая черта как "семейность" острее выражена, не в плане быстрого путешествия под венец, а в смысле защиты своей семьи. Как бы иногда не раздражала и не бесила вся родня, но причинить вред, никогда. Самое малое выставить за порог, а потом втихую помогать. Потом линия поведения одна - все всё знают и все молчат. Да и не в его чертах, трогать невиновных. Виновным же скидок на пол не делается. А Реджина явно решила проверить его уровень терпения. Мелковато берёт, двадцать пять лет жизни в одном доме с Вэл заколяют любые нервы получше адского пламени. 
- Продолжайте, мы никуда не торопимся. Лина кстати не хочешь ничего добавить? А то мне право не уютно, чувствую себя женоненавистником и террористом, а у меня помолвка через шесть дней.
Абсолютно, он уже на работе, Лина тоже, а вычеты из зарплаты мисс Фосетт его не волнуют.

+1

12

Каролина ощущает себя как третье колесо, честно слово, будто товарищ при ссоре двух других - её не то что бы смущают, скорее кажутся неуместными всплески эмоций и переход на личности. Несколько отстранённо она наблюдает за тем, как Альфард отвечает на возмущение Реджины: ну да, бывали и такие в их практике случаи, как он говорит. Но парировать так - с семьей как аргументом; что-то подсказывает Лине, что её подруга совсем не оценит такой подход - собственнические комплексы относительно своего рода едва ли стоит озвучивать как что-то положительное. Мысленно Лина хмыкает на такой выпад со стороны Альфарда. Ага, а как же, Реджину эту остудит, да-а.
В общем-то, и Реджина в своих претензиях, и Альфард правы отчасти: действительно, есть определенный порядок "можно" и "нельзя" при досмотре места преступления (а редакцию, в данном случае, можно было запросто так назвать), но при таких обстоятельствах, взбаламутивших настроения всего общества, было бы удивительно, не поступись авроры парой-тройкой параграфов и не сделай срочный запрос - нет, требование - выдать им белый билет на тщательное обследование хоть личной квартиры прохожего, оказавшегося возле здания редакции в нужные временные рамки. Это требование удовлетворено было немедленно, естественно. В другое время Лину такое поступательство довольно четким уставом покоробило бы; но нужно признать - работа аврором накладывала свой отпечаток даже на такое острое представление о справедливости, как у Каролины. Вопросы морали и этики иногда просто должны подвинуться, чтобы не стать вопросами жизни и смерти - работа у авроров идёт исключительно на такой счёт.
- ..Лина кстати не хочешь ничего добавить? А то мне право не уютно, чувствую себя женоненавистником и террористом, а у меня помолвка через шесть дней.
Лина улыбается в ответ, но выходит довольно кисло. Что стоило проигнорировать замечания Реджины о его личности и продолжить без этого ребячества? "Ах, неуютно ему?". Очень даже комфортно Альфарду, думает она.
- Хочу, - соглашается без особой приязни в голосе, - например то, что сейчас качества мистера Альфарда как человека - не предмет нашей беседы. - Лина не смотрит на Альфарда, но очевидно адресует это ему. "Нравится подыгрывать ей? Пожалуйста, после допроса". - Как и личность начальника "Ежедневного пророка" и кого бы то ни было еще кроме тебя, - Лина смотрит на Реджину. Сейчас ей кажется, что если не осадить обоих, то дальнейшая беседа так и будет перемежаться с попытками поддеть друг друга; тут уж для блага Реджины не ввязываться в это. Она журналист, но и Альфард в карман за словом не полезет, да и в данной ситуации он имеет возможности и силу, и влияние. Реджина такой роскошью в стенах аврората не обладает. Никто из внешнего мира, по существу, не обладает. Да и попросту спокойнее будет Лине, если не придется выбирать - не потерять в глазах Альфарда, пытаясь ненавязчиво защитить подругу, или же поступать наоборот.
- Так что.., - она легонько повела ладонью в воздухе, будто намекая, что этот аспект разговора стоит отодвинуть в сторону. Миротворец нашёлся, ну да.
- Можно опустить это, - отвечает Лина, всё еще сохраняя спокойствие - но ощущая, что от него остаётся постепенно одна тонкая поверхность, - как только в рассказе Реджины возникает пауза. Ничуть не улыбается ей слушать про утреннюю рутину и как долго Реджина добирается до работы (в общем-то, это и сама Лина знает). - Давай так же подробно, но с момента прибытия в редакцию. Имена помогут, - "тебе". Намекая, что её внимательность может сыграть на руку - даже если и не невиновна, - Лина откидывается на спинку стула снова. - А мы, - довольно выразительно выделив "мы", добавляет она, - внимательно слушаем. Хочется взглянуть Альфарду в глаза. Нельзя вести себя посерьёзнее?

+1

13

Когда твоя провокация не вызывает должного эффекта, толика разочарования отражается на твоем лице. Твой план был прост , вывести аврора из себя, заставить его пойти на незаконные действия и вуаля, все что произойдет в этой комнате будет повёрнуто против Авроата. Как бы пророк не был подконтролен Миристерству Магии, он никогда не упустит возможность сотворить сенсацию, рассказав о том, чем доблестные Авроры занимаются в своих теплых кабинетах. Его рассказ впечатляющ, вызывает к тебя толику усмешки на губах, слишком уж это похоже на твою роль в Инквизиции. Смотреть и находить тех, кого потом будет пытать Рунил или какой-нибудь еще сквиб. Это и правда смешно. Он даже не представляет насколько близок сейчас к разгадке твоего маленького грязного секретика. И чтобы увести его подальше от этой темы, ты не находишь ничего лучшего, чем в очередной раз вывести его из себя.
- Я даже не сомневалась в вашем понимании мистер Блэк. Для Вас женщина, не человек, не имеет права отказать мужчине, ну конечно. Что же до вашей истории, то кто я чтобы судить ? И кто вы чтобы судить? Если не ошибаюсь, вы не состоите в Визенгамоте.
Устало потираешь виски, скрещиваешь руки и вновь переводишь взгляд на аврора.
-Но, если вам интересно мое мнение, то я бы так никогда не поступила. Надо выбирать сторону. Либо убивать, либо не участвовать в такой деятельности.
Ты посылаешь ему самую очаровательную из своих улыбок, хотя в твоих глазах открыто плещется угроза и вызов.
- Ходят слухи, что Вы собираетесь жениться мистер Блэк, надеюсь с Вашей невестой все в порядке?
Какими бы Блэки не были черствыми, и как бы снисходительно не относились к другим людям, семья всегда была для них святым. Поэтому, пусть даже вскользь угрожать семье, все равно, что помахать красной тряпкой перед быком.
Если поведение Блэка тебя раздражало, то поведение и позиция Лины, скорее обижала тебя. Как она могла встать на его сторону, как она могла нападать на тебя вместе с ним, это никак не укладывается у тебя в голове. Потому что ты надеялась на нее, надеялась на то, что она поддержит тебя и не будет в тебе сомневаться ни на секунду. И то, что сейчас она голодной совой нависала над тобой, было сравни удару в спину. Посылаешь ей укоряющий взгляд, но через пару секунд уже делаешь вид, что тебе совершенно наплевать на предательство подруги.
Спокойно смотришь сначала на нее , а потом на него.
- Я бы с радостью рассказала вам о своем дне с момента прибытия в редакцию , если бы я там вообще была.  - шах и мат, в тот день тебя и правда никто не видел в редакции, и твое прибытие вообще не было зафиксировано, а аврорам хорошо известно о том, что прибытие сотрудника на работу фиксируется. И не так то просто проникнуть в Министерство оставшись совсем незамеченной.
- После завтрака, я нехорошо себя почувствовала, у меня было легкое недомогание и я решила остаться дома - конечно у тебя было легкое недомогание, стоит лишь вспомнить о том, во что превратился молодой сотрудник министерства, как тебя снова начинает тошнить- принимаешь руку к губам, стараясь успокоить свой организм, чтобы не показать аврорам содержимое своего желудка.
-Весь свой день, я провела дома, в постеле, спала и  занимаясь написанием статей.
Усмехаешься и смотришь на Блэка, ну и что он собирается делать теперь интересно. Начнет пытать тебя Круцио, или от невозможности докопаться начнет разность свой кабинет.

+1

14

Каролина призывает их жить мирно, как маленьких детей, а Фоссет явно дуется на неё за это. Девочки поругались, ой как страшно, пойдёт отсюда Альфард, да не останется, у него допрос и провоцирующая его допрашиваемая. Сама она наверняка не понимает какого демона хочет разбудить... никто никогда не понимает, а потом поздно.
- Мисс Фоссет, вы так уверена говорите о моём мнение о женщинах, будто на себе испытали. Насколько мне помнится такого не было. Я аврор, юная леди, обязанный изучить, собрать и вынести итог расследования.
Альфарду смещно, но очень хочется посмотреться в волшебное зеркало. Именно волшебное, что прокомментирует каждое его движение. Может оно ему расскажет не написано ли у него на лбу, что он маньяк, рецидивист и женоненавистник, просто мисс Фоссет так уверенно его в этом убеждает, что проверить хочется и пойти с покаянием к Лорду. Или к Дамболдору, а можно вообще к директору Диппету. Он старичок был весёлый, оценит такое действо. Впрочем следующие её слова заставили его невольно удивиться. Почему все задают ему этот вопрос? Неужели ему решили подсунуть кота в мешке, срочно надо увидеть возможную жену и проверить наличие всех рук, ног и главное головы на месте, а так же крепкого здоровья, вся магическая Британия интересуется её здоровьем, девица явно больна...
- Прекрасно, говорят моя невеста потомок Лукреции Борджиа и Екатерины Медичи, а я её враги исчезают без следа, теперь понимаю почему моя мать выбрала её. Из неё выйдет прекрасная леди Блэк, если выиграет синюю ленточку у моей родни, а главное у меня.
И он даже не врёт. Не смогу удержать и изучил досье Габриэль гамп, после которого понял, почему мать остановила выбор на ней. Ещё один драгоценный камень в сокровищницу, пока не отшлифованный, но возможно изумруд или бриллиант. Но мы ведь о другом. Это была угроза? Тонко завуалированная, мягкая, будто невзначай заданный вопрос. И что он по её мнению должен был сделать? Выхватить палочку и пустить Аваду или сорваться на крик и угрозы? За кого она его принимает? За истеричную девицу или аврора с восемью годами стажа работы? Это даже больше смешно, чем не разумно. Хотя нет, всё-таки и не разумно тоже. Неужели не понимает, что угроза его семье или теоритическому её дополнению всё равно, что подпись под смертным приговором. Да и какая это угроза? Так, дешёвый фарс, рассчитанный на глухого слушателя. Его таким никогда нельзя была провести. Он произносит слова с улыбкой, которая бесила всех и вся, хотя надо отдать им должное, что он, что Сигнус и Вальбурга умели раздражать не делая при этом не малейших усилий, естественно при желании, естественно это было почти всегда. У девчонки явно маловато опыта, намёк настолько тонкий, что его просто невозможно не заметить, надо бы её отправить к их серпентарию на курсы повышения квалификации. Вот где умеют угрожать так, что никакой аврор не подкопается. Да и к чему угрожать той кто может и не стать частью семьи? Ещё не ясно как пройдут смотрины, Альфард с таким же успехом может сорвать этот банкет традиций и добавить очередное имя в длинный список, но если всё же... Если всё же, то Реджине стоит знать, что угрозы Блэкам опасное дело и их врагов находят в трёх местах. Кладбище. Маггловские подворотни. Больница Св. Мунго. Последнее для тех кому повезло, первые два - не очень. Он не во всём согласен со своей семьёй, но в одном они точно правы - трупы удивительно молчаливы и безопасны. Неужели мисс Фосссет так хочется умирать молодой? Что ж так и быть у него есть дядюшкин револьвер и одна тёмная подворотня на примете, если ей так сильно захочется. Если только он раньше не умрёт от скуки её рассказа, предсказуемо, как предсказуемо. Им что оправдания под копировальное заклинание делают? Проявили бы хотя бы фантазию, а то работать уже не весело становится.
-Кто это может подтвердить?
Действительно кто? Милая соседка цветочница? Друг неожиданно нагрянувший в гости? Каролина приходившая с лекарствами? Будто он до их приветствия не знал, что они знакомы, вон милая папочка с личным делом на его столе лежит и мисс Лали, наверное, прочитали нудную и длинную статью о том, что она аврор, а потом уже подруга.

+1

15

Альфард раздражает. Обычно дело в том, что они не сходятся во взглядах на что-то; или он слишком прямолинеен и резок, или же его слова - озвученные сомнения Каролины, в общем, всё то, что обычно хочется запрятать поглубже, и существовать спокойно; Альфард всегда будто ненамеренно, a может вправду так, подцепит и вытянет - вереницу неуверенности и внутренних противоречий, и неопределённости. Это неприятно на личностном уровне их отношений; но хуже, что это просачивается (естественно) и в их работу. Альфард вольнее обходит слабые места устава, он не церемонится и - как сейчас - подыгрывает объекту их работы. Как будто в этом можно найти какое-то удовольствие. Каролину это заставляет унять фантомную дрожь в руке и посмотреть на Альфарда - долго и неотрывно, пусть он сам и обращён к Реджине. Делает глубокий вдох. Да плевать всем на твою невесту и на её предков, если только их тоже допросить не надо. Больше всего Каролину устраивает, когда всё проходит в уже определённом порядке. Конечно, в работе аврора сплошь место для импровизации и реверансов в сторону от правил. Но то, чем сейчас Альфард занимается на пару с Реджиной, не подпадает ни под одну из этих категорий. Всё должно быть просто: задавать вопросы, да хоть по протоколу, чтоб его! И аккуратно проанализировать всё, что выдаст допрашиваемый, и пустить этот процесс по кругу еще раз, пока всё не будет выяснено в полной мере. Поможет ли этому болтовня о семействе Блэков? Тогда зачем отвечать на выпады Реджины вообще? Неужели гордость - скорее гордыня - так неуёмна, что нельзя подождать до конца допроса? В общем-то, Лине было бы абсолютно всё равно, веди они тут перепалку хоть всю неделю, только тогда без неё, окей?
Слава Мерлину, Реджина продолжает свой рассказ без реверансов в сторону семьи Блэков и не отвлекается на подколы. Но чем дальше она говорит, тем меньше Лине нравится, что именно рассказывает её подруга. И та произносит ровно две фразы, которые проваливают Реджину окончательно - и Лине кажется, что Реджина подводит её. Всё, что она говорила до этого, горячие и насмешливые попытки убедить их - всё это мигом обесцвечивается. Лина замечает странное ощущение - будто разом с ценностью показаний из неё самой выкачивается всё сочувствие к делу. ..если бы я там вообще была. Весь свой день, я провела дома. Что ж. Это слишком очевидно плохой ход. А в том, что это именно ходы - рассчитанные умело или не очень - сомневаться уже не приходится. Они не упустят такого провиса в рассказе, да они не были бы аврорами, упускай Альфард и Лина подобные моменты. Тут торопиться уже некуда. Незачем. Кто это может подтвердить? Простой вопрос. Сейчас всё будет просто. Пожалуйста, пусть и ответ тоже. 
Ей даже заглядывать в пергамент протокола не нужно. Лина наклоняется чуть вперёд и уже без тени раздражения начинает говорить с прежним вежливым интересом в голосе:
- Статья о Блэках. - Мерлин, да без вас и правда никак не обойтись. - Ты сдала её вчера. На стол редактору. После чего отправилась домой. - Повторяет то, что Реджина озвучила ранее. Ирония, конечно: возвращаются к Блэкам, это та самая неувязочка, которая гарантированно распутает клубок. Вариантов, во что именно клубок распутается, не так уж и много. И Лина не добавляет больше ничего - просто указания на эту нестыковку достаточно. Реджина, ну что же ты делаешь.

+2

16

Боже. Как же тебя бесит все происходящие. Ты начинаешь путаться не то, что в словах, но и в собственных мыслях. И это, играет с тобой роковую шутку. Ты понимаешь, что ты сказала что-то не то, только после того, как Лина услужливо напоминает тебя о словах , сказанных тобой ранее. И это понимание ввергает тебя в панику, потому, что ты не представляешь, что теперь делать и как выкручиваться из всего этого дерьма. Смотришь на подругу, но наткнувшись на суровый взгляд понимаешь, что она тут тебе не помощник. И это понимание абсолютного одиночества в борьбе против системы, окончательно срывают вентиль с эмоций сдергиваемых тобой и они вырываются наружу.
Ты вскакиваешь со стула и прохаживаешься по комнате туда и обратно, вцепившись пальцами в свои волосы. И эта короткая но необходимая боль, приводит тебя в чувство и внезапно подсказывает идею, спасительную соломинку, за которую ты тут же ухватилась.
- Хорошо, хорошо, хорошо! Я не сдавала никакой статьи. И не была, прогуляла, но я не хотела этого говорить, потому что всем известно, как относятся к незамужней девушке, которая позволяет себе подобное - ты прерываешь свой эмоциональный монолог, замирая посреди комнаты.
-Берк. Вальмонд Берк. Я уверена, что он все подтвердит- ну конечно он подтвердит, и ты даже знаешь как и чем будешь умолять его спасти твою шкуру, и чем потом будешь расплачиваться за его помощь.
Смотришь на Лину и Блэка и выплевываешь
-Надеюсь теперь, вы довольны господа Авроры ?
В твоем голосе звучит злость и презрение за то, что тебе приходится выкладывать тут подноготную своей жизни, о которой тебе по правде совсем не хотелось говорить. Но то, что совсем недавно Лин видела тебе пьяной в баре Вальмонда, сейчас играет тебе только на руку.

0

17

Объект выведен из себя, пора заканчивать спектакль. Каролину определенно не радовала их перепалка с Реджиной, но итог стоит косых взглядов Лины и усмешек Реджины. Честно говоря, он мог бы всё стерпеть и молчать, так как каждый день слышать подобные экспады, они уже давно перестали возмущаться и вызывать хоть какие-то чувства. Он прекрасно знает о том, какая у них не идеальная и достопочтимая семья и Габриэль Гамп он в глаза не видел и не сильно то желает видеть, а если что и случится, ну что ж бывает. Всё-таки он не рыцарь в сверкающих доспехах, а она не его принцесса. Альфард Блэк и как любой Блэк не защищает то, что ему не принадлежит, делать больше нечего. Каролина кидает на него очередной острый взгляд и он уже чувствует себя подушечкой для иголок, таких которые хранятся в корзинке с вышиванием. Пожалуй, это единственное, что является минусом в их работе. Он прекрасно знает, что мисс Лали, если бы могла, давно бы выбрала себе другого напарника, но вышестоящее начальство упорно их ставит в пару и ничего слышать не желает. Не то, чтобы результаты были плохие, но участников это порядком нервирует. Например наплевательское отношение Альфа к инструкциям и абсолютное им следование Каролины.
- Статья о Блэках. Ты сдала её вчера. На стол редактору. После чего отправилась домой.
Пятьдесят баллов Рэйвенкло, всё-таки не зря этот факультет славился своей репутацией. Она заметила этот очевидный промах Реджины и указала на него. Как можно было сдать статью и целый день провести дома? Конечно, совой, если бы не одна маленькая деталь. Реджины сказала, что положила её на стол выпускающего редактора. Сама. Выводы напариваются сами, а следствие не любит когда ему врут. Верёвка связывающая руки инструкциями становится слабее и вот вот спадёт.
- А если нет? Если он не подтвердил?
Вальмонд Бёрк. Два слова - одна запись. Он будет следующим в числе приглашенных на чашку чая в Аврорат. Имя знакомое, хотя бы потому что он учился на два курса старше, на Равенкло да и кто не знает лавку "Берджин и Берк" да и семья чистокровная, а следствие... Следствие опять таки не допрос, а встреча однокурсников-знакомых. Пожалуй, если дальше будет так продолжаться, то пункт приветствие можно смело опускать. Эмоциальный взрыв Реджины радует, определенно радует, теперь то явно будет немного проще. Запнулась в полозаниях? Бывает, все мы люди, а Авроры тут непорядочно профессионально идут к результату.
- Пока не знаем, мисс Фоссет,- он спокоен и он улыбается, у него уже скулы свело от этой вежливой улыбки,- пока нет. Нервная работа, сами понимаете, сложно быть довольными. А вы присаживайтесь мисс Фоссет, в ногах правды нет.
Альфард настолько вежлив, что даже подчинет стул к ней заклинанием. Манеры и очередной расчёт.

0

18

Реджина совсем теряет над собой контроль. Она выплёскивает на них своё раздражение, беспокойно и нервно - уже на ногах; Лина же сидит, застыв. Всегда не знает, как реагировать на эмоциональное выражение чувств. Не знает, что делать с раздосадованной подругой, во взгляде которой ни намёка на теплоту нет; Лина сама ощущает, как досада едкими уколами заменяет внутреннее хладнокровие. Можно пытаться утешить себя тем, что выйдя из кабинета, они втроем пожмут друг другу руки и с улыбками разойдутся, или даже предложат выпить в пятницу вечером, и "ну увидимся позже, до встречи!"; но сомнения уж на этот счёт у Лины нет: всё, чего можно ожидать после - это обиды Реджины и равнодушия (ну не похвалы же ждать, честное слово) от Альфарда. И если со вторым смириться привычнее, то как исправлять первое - Лина понятия не имеет. Легче было бы, окажись мисс Фоссетт и вправду членом антиобщественной, опасной группировки? Будет ли проще сказать "я всего лишь выполняю свою работу" тогда? Что-то начинает подсказывать, что этой ситуации Лина всё-таки не узнает.
-Берк. Вальмонд Берк. Я уверена, что он все подтвердит. - И Альфард резонно задает вопрос, а если не подтвердит; но Лина лишь обращает к нему тяжелый взгляд и едва заметно качает головой.  Альфард сидит с наклеенной улыбкой, от которой не по себе. Его, похоже, никак не задевает поведение Реджины или её слова. А Бёрк - тот еще тип, и имей люди уровень доверия при даче свидетельств, этому товарищу Лина и нуля не выдала бы. Но дело вообще в другом: Бёрк и Реджина вправду имеют связь, ну или имели - пару месяцев назад. Возможно, это правда. Тогда можно вздохнуть с облегчением и ласково похлопать по спине - ну, всё обошлось, бывают ошибки, понимаешь, да; но никто не примет Бёрка как стопроцентное алиби, никто не отведёт глаз ни от единого действия Реджины после того, как (если) её отпустят. И Лине не нравится вообще эта связь Реджины, как и не понравилась летом, когда стало известно о ней. Тёмное дело и так, а тут имя ещё этого всплывает. "Надеюсь, Реджина понимает, что это повод присмотреться к Бёрку. И в таком расследовании аврорат каждого упомянутого в протоколе исследует вдоль и поперёк". Подобное точно случится. Ни для кого не секрет, что Лютный переулок -  место оборота грязных делишек, и Бёрк уж точно не добросовестное исключение. Велика вероятность, что с него вытряхнут как можно больше, прежде чем оставить в покое. Будет ли он тогда так же расположен к Реджине - хороший вопрос. Лине не верится его возможные чувства (есть ли они) перевесят его проблемы, ох, а уж о проблемах отдел правопорядка позаботится.
- Хорошо, - не особенно уверенно произносит Лина. - Тогда давай всё еще раз, но по версии с... мистером Бёрком. Что конкретно он подтвердит? - Старается звучать ровно - в противовес Реджине. Подозревает, что звучит это так же тошнотворно спокойно, как и вопросы Блэка. По правде говоря, она уже не знает, что и пытаться вытянуть из Реджины. Та не вполне владеет собой, и находится в явном стрессе - адекватные показания в такой ситуации обычно не имеют места. Что ж, раз это её правда, то по крайней мере ей должно будет легче всё рассказать.

0


Вы здесь » MORES MΛJORUM » PENSIEVE » «Записки Пиквикского клуба», 14 сентября 1951


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC