Вверх страницы
Вниз страницы
«MORES MΛJORUM»
Cui ridet Fortuna, eum ignorat Femida
Добро пожаловать на самый неординарный проект по книгам Джоан Роулинг.
Наша игра разделена на два больших периода: 50-е и 80-е годы - в каждом из которых свои яркие герои и свои сюжетные линии. Если ваш персонаж жив и в 50-ых, и в 80-ых, то вы с легкой душой сможете отыграть его в разных возрастах. Важно то, что события 50-ых годов влияют на события 80-ых. А значит история, которая нам всем так хорошо знакома, может пойти совсем по иному сценарию.
диалог с амс | роли 50-х | роли 80-х | faq по форуму
вакансии 50-х | вакансии 80-х | колдографии
нужные 50-х | нужные 80-х | акция 50-х | акция 80-х
АКТИВ «MORES MΛJORUM»


ИГРОВЫЕ СОБЫТИЯ 50-Х
Октябрь 1951 года. Сыро, на 6 градусов выше нуля.


6 октября. Инквизиция, узнавшая от Бэлчера о существовании таинственного дневника, бросила часть своих сил на поиски артефакта.
Действующие квесты: «Сага неприятных известий» и «Кошелек или жизнь».



ИГРОВЫЕ СОБЫТИЯ 80-Х
Октябрь 1981. Первые морозы, на дорогах - тонкий лед, очень скользко. На один градус меньше нуля.


3 октября. Пожиратели Смерти устраивают нападение на маггловскую деревеньку в Ирландии, чтобы оттянуть на себя основные силы Аврората. В это же время, Темный Лорд и его ближний круг попадают в Отдел Тайн в поисках пророчества. Но некоторые сотрудники Отдела уже предупреждены о грозящем нападении, и как только между Невыразимцами и Пожирателями Смерти начинается битва, в Отдел прибывает часть Аврората и Орден Феникса.
Действующие квесты: «Ирландские ночи» и «Погоня за тенью».

Вы можете найти партнера для игры, заказать квест или посмотреть возможности для игры.

MORES MΛJORUM

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MORES MΛJORUM » ARCHIVE » «nine moons», 13 декабря 1947 года


«nine moons», 13 декабря 1947 года

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://24.media.tumblr.com/tumblr_ltwjd5uM1f1qfy1fno1_500.gif

1. Место и время
13 декабря, 1947 год
Гримуальд Плейс, 12
2. Участники квеста
Tom Riddle & Walburga Black
3. Сюжет квеста
Зал пустует после бала в доме Блэк, как и сам дом. Зал заперт на ключ. В зале двое. Последний танец, начало начал.

Дополнительно: [audio]http://www64.zippyshare.com/v/366420/file.html[/audio] - танго свободы
[audio]http://www52.zippyshare.com/v/89354271/file.html[/audio] - флейта, скрипка и рояль

0

2

Балы в доме Блэков славились своей роскошью, изысканностью туалетов, присутствием знаменитых магов и волшебниц и конечно же интересной программой. Это требовало титанических усилий и затрат, но это того стоило. Вальбурга любила эти светские мероприятия, на них она в полной мере могла показать свое превосходство. Ей нравилось ловить восхищенные взгляды мужчин, слышать завистливый шепоток соперниц, обсуждающий убранство залы или же ее наряд. Она одаривала всех чуть снисходительной и загадочной улыбкой Джоконды, отмечая про себя тех, кто в дальнейшем мог принести пользу древнейшему и благороднейшему семейству Блэк.

Сегодня она успела перетанцевать со всеми, кроме него. Вальбурга нарочно избегала его, но все же, время от времени украдкой бросала на него взгляды. Он же, не отрываясь, весь вечер следил за ней. Она чувствовала его прожигающий взгляд. Её захлёстывало волнение, от адреналина начинало стучать в висках, но стараясь не показать этого, она брала себя в руки. Каждое её танцевальное движение сопровождалось томной медлительностью. Вальбурга дразнила его, непринужденно беседуя с своим кавалером. А потом кавалеры стали меняться один за другим, так что она потеряла им счет, когда вдруг заметила, что мужчины буквально сражаются за право ангажировать ее на танец. Вальбурга одаривала их самой обворожительной из своих улыбок, радуясь своим маленьким женским победам.

Вечер казался бесконечным. Она чувствовала себя ужасно вымотанной, но довольной - все удалось, как нельзя лучше. Вальбурга бросила мимолетный взгляд на то место, где раньше стоял Том. Но его там не оказалось. Тогда она обвела  взглядом танцевальную залу, внимательно выискивая взглядом Тома, надеясь, что он еще где-то здесь и она его просто не заметила. Но, Том будто бы испарился. «Наверное он уже покинул торжество, ну и ладно» - подумала она. Разочарование затопило ее. Только что она находилась на вершине блаженства, она поднялась к облакам, и вот вдруг внезапно все кончилось. Настроение резко поползло вниз. И как только ему удается так легко выводить ее из себя?

Гости расходились. Дом опустел. Вальбурга, держа в руках старинный кованый подсвечник, спустилась в залу. В комнате царил полумрак — некоторые окна были закрыты ставнями, и только с десяток свечей разгоняли темноту. Комнату окутывали нежные мелодии, которые не оставляли равнодушным не только сердце, но и разум. Пульсирующие аккорды заполняли ритмом и какой-то чарующей магией окружающее пространство. Вальбурга поставила подсвечник на пианино, намереваясь потушить свечи в зале. Незнакомец возник, из ниоткуда, без предупреждения, бесшумно, как тень. Женщина посмотрела на мужчину, стоявшего возле окна. Свет из окон не падал на него, и силуэт оставался темным. Вальбурга могла поклясться, что его здесь не было секундой ранее. Но она бы где угодно узнала его. Том.
- Я думала, тебя здесь уже давно нет, - сказала она не без удивления.

0

3

Тому нравилось изводить Вальбургу своим присутствием. Он знал, что в течение всего бала, она следила за ним, как бы при этом не развлекалась с другими. Удивительная женщина. Несомненно, она была прекрасна внешне, но характер. Характер оставлял желать лучшего.
Весь вечер Темный Лорд наблюдал за хозяйкой торжества, редко танцуя с более менее приглянувшимися дамами. Все они насквозь были пропитаны фальшью и дорогими духами. Как примитивно и скучно. В Вальбурге хотя бы был какой-то огонек, как и во всех Блэках. Ближе к концу Том больше стоял у окна, наблюдая за происходящим со стороны, и медленно потягивая вино из тонконогого бокала, но когда гости начали расходиться, Риддл ушел с привычного места, и Блэк больше не могла отыскать его глазами. Том видел, как изменилось ее лицо, когда она не нашла его. Как внутри нее все рухнуло вниз, в бездну, словно она сама шагнула с обрыва. Одно действие - и столько последствий. Нет, дорогая, тебе нужно научиться управлять собой. Ты еще не настолько хороша в лжи, как бы тебе не хотелось этого.
В доме никого не осталось. Темный Лорд вышел из залы в сад, чтобы подышать свежим воздухом. Вечерний воздух дышал на мужчину прохладой, выветривая все минимальные последствия выпитого. Вальбурга из щедрости приказала разлить для гостей лучшее вино из старых Блэковских погребов. Она была хорошей хозяйкой. И, возможно, хорошей супругой. Но это знание было Тому не доступно. И не нужно. Никогда.
Том вернулся в зал. Окна были закрыты, и он встал около одного из них. Совсем скоро Вальбурга вошла. В руках у нее был подсвечник. В просторной комнате продолжала играть нежная танцевальная музыка. Блэк не заметила Тома, она намеревалась потушить все свечи, но в какой-то момент осеклась. Увидела, узнала, остановилась. Такой естественный вопрос. Удивлена. Обескуражена?
- Ты не наблюдательна, - констатировал Риддл. Он отошел от окна и направился к Вальбурге. Музыка, повинуясь его желанию, сменилась на более острую. Танго. Что может быть лучше? Он чуть шутливо склонил голову, дань этикету, и протянул Вальбурге раскрытую ладонь, приглашая ее на танец. Она ведь об этом мечтала весь вечер? А теперь, когда никто не увидит и не осудит. Все для тебя, дорогая. Все для тебя, красавица. Он, не дожидаясь ответа, согласия или отказа, крепко обхватил ее за талию и повел в танце. - Прекрасно выглядишь, - шепнул он на ухо Вальбурге, прижимая ее к себе почти вплотную.

0

4

Он вышел из тени и приблизился к ней. Ее вопрос не показался ему странным. То, что она только чувствовала, он знал наверняка. Произнесенные им три коротких слова заставили нервы Вальбурги отреагировать с такой силой, что она затрепетала всем телом. Возможно, все дело было не столь в его голосе или облике, сколь в нем самом. Том настолько органично вписывался в старинную обстановку ее дома, что у Вальбурги заныло сердце. Нет, это не может быть правдой. Он всего лишь плод ее воспаленного воображения – демонический красавец с черными волосами и пронизывающим взглядом из-под густых бровей. Она выдумала его, нафантазировала, что он как-то по-особенному смотрел на нее весь вечер. Может она уже начала сходить с ума? Ведь нет предела мечтам влюбленной ведьмы, они не подчиняется никаким земным законам и свободно парят в облачном эдеме. Но рано или поздно наступает час, когда реальная жизнь безжалостно вторгается в царство фантазий, и сладкие грезы тают на глазах. Для Вальбурги этот час еще не наступил.

Музыка, повинуясь желанию, своего нового господина, переменилась. Танго. Музыка огня и страсти. Острые звуки лились несмолкае­мым потоком: сталкивались где-то под потолком, отражались от старых безликих стен, с легким звоном отлетали от оконных стекол, наполняя эту комнату страстью, огнем, жизнью. Внешне казалось, что Вальбурга никак не отреагировала на эту странную перемену в атмосфере. Лишь плотно сжатые губы, которые так и норовили растянуться в блаженной улыбке, и лихорадочный блеск в глаза выдавали ее восторг. Тем временем Том отдал издевательскую дань этикету, в своеобразной манере приглашая ее на танец. Взгляд Вальбурги в нерешительности метался от его раскрытой ладони к его лицу и обратно. Она намеревалась отказать ему, и уже набрала в грудь воздуха, чтобы сказать куда ему следует идти со своим приглашением, как Том не дожидаясь, обхватил ее за талию и уверено повел в танце. Наглый, несносный мальчишка. Надо признать, что танцевал он великолепно. «Этот паршивец умеет делать что-то не великолепно?» - задалась она вопросом. Тепло его руки, по-хозяйски лежавшей на ее талии, проникало под ткань богато расшитого платья. Она ощутила столь сильное и всепоглощающее желание принадлежать только этому мужчине, что ей стало трудно удержаться на ногах. Эти мысли и желания были запретны для благородной леди, которой следовало поддерживать честь семьи чистой и непорочной.

Он всегда говорил ей, что она прекрасно выглядит. Это льстило ее самолюбию. Сейчас же этот привычный комплимент ускользнул от ее сознания, которое было увлечено совсем другим. Каждая клеточка ее существа была сосредоточена на соприкосновении их тел. Это было как лесной пожар - огонь, который несся по пустыне и пожирал все на своем пути.
- Ты тоже прекрасно выглядишь, - запоздало ответила она, мысленно давая себе обещание, что он никогда не узнает о том, как только одно его присутствие влияет на нее.

0

5

Том знал, что Вальбурга ходит по краю. Для того, чтобы понять, какие чувства рождаются в груди вечной Блэк, ему не нужна никакая легилеменция. Стоит только посмотреть, как эта ведьма уводит взгляд, когда он появляется в комнате, как тяжело она дышит, пытаясь унять собственное сердцебиение. Ум с сердцем не в ладу. Хотя Том мог признаться себе, как и ему сложно порой оставаться равнодушным. Вальбурга обладала всем тем, чем по мнению Тома должна обладать настоящая женщина. Она имела и пленительную грацию, и гибкий ум, и твердые убеждения. В ней нет необходимости доказывать, что она имеет право называться волшебницей. Магия дышала в ней, в каждом ее жесте и в каждом ее взгляде. Это очаровывало Риддла и, одновременно, зарождало в нем грубую зависть. Вальбурге не нужно стремиться к идеалу, она еще от рождения была им.
Тому нравилось танго. Его сбитый ритм напоминал рваный темп сердечной мышцы. Длинно - раз. Коротко - два, три. В музыке участвовало всего два типа инструментов. Клавишные - рояль или фортепиано. Струнные - виолончель и скрипки. Томный, бархатный низ и нежный перелив верхних обертонов. Наконец, Вальбурга ответила ему. Том мельком заглянул ей в глаза: мысли Блэк были далеко отсюда, но они явно были о нем. Этого невозможно было не почувствовать. Шаг, второй. Недолгая кадена и корте. Высокое ганчо партнерши. Милая Вэл умела танцевать. Для танго ей доставало всего. А главное: страсти.
Пока длился танец, Риддл ничего не говорил Вальбурге. Он ненавязчиво направлял движения Блэк так, как его тому хотелось. И она с горячей жадностью подчинялась. Как показалось Тому, музыка закончилась слишком быстро. В это же мгновение Темный Лорд выпустил хозяйку дома из своих объятий и снова отошел к окну. Внешне он оставался равнодушным, но сам - корил себя за излишнее проявление эмоций. Пусть, Вальбурга этого не заметила, но он вообще не должен был оставаться. Но он из дьявольского тщеславия решил поиграть с ней, а сам попал в свои же сети. Том выровнял дыхание и негромко заговорил.
- К твоему лицу больше подходит вальс, дорогая - он сам не знал, что за сомнительный комплимент у него получился. Но Вальбурге и впрямь по духу не подходила страсть. Вальбурга - лед, снежная королева. Страсть искажает ее черты, страсть чужда ее природе, страсть ломала ее естественную стать, понижала в ранге, низводила в статус подчиняемых и подобострастных. Нет, что-что, а Тому всегда нравилась в Блэк ее холодная независимость и легкая отчужденность от всего мира, будто он не достоин ее совершенства. Риддл вел себя точно так же. И Риддлу тоже не к лицу была страсть. - Никогда бы не подумал, что ты так похожа на меня, - усмехнувшись, произнес он вслух, в продолжение собственным мыслям.

0

6

Том, склонив девушку над полом, вновь выпрямился, поигрывая с ней в каждом движении как с легкой фарфоровой куколкой, оказавшейся в руках опытного мастера. Музыка начинала меняться с каждой секундой, то нарастая, то снижаясь, и он, то приближаясь в пляске близко к танцовщице, то отдаляясь от нее на вытянутой руке, связываемой лишь кончиками их пальцев, вновь заводил безумную пляску на грани легкого волшебства и безобидного флирта. Это завораживало и одновременно сводило с ума. Атмосфера комнаты была насыщена неистовыми страстями, невысказанными вслух словами, не заданными вопросами и опасностью. Вальбурге казалось будто она балансирует на краю страшной бездны и вот-вот сорвется вниз. Иногда она смотрела в нее широко открытыми глазами, не мигая, вглядываясь в самую темную глубину, пока та не начинала отражаться в ее глазах. Пугало ли это ее? Несомненно. Она отчаянно боялась, что следующий неосторожный шаг повлечет за собой падение. Но вместе с тем это заставляло ее чувствовать себя живой. Том заставлял чувствовать ее живой. Его прикосновения рождали в ней что-то такое, чего она никогда не ощущала с другими мужчинами. Это были странные острые ощущения от которых становилось так сладко и так...страшно. Страшно от того, что она не могла контролировать их, как контролировала всю свою жизнь. Просто душа неосознанно тянулась к этому красивому и холодному юноше и сердце болезненно сжималось, пытаясь отчаянно биться в тесной клетке. Она всегда старалась скрыть свое волнение, но ей казалось, что Том замечал все ее ухищрения. Как она опускала взгляд и заводила разговор с первым встречным, чтобы отвлечься. Как она тяжело дышала, когда замечала на себе его изучающий взгляд. Иногда на ее бледных щеках проступали ярко-красные пятна смущения и она, обмахиваясь веером, говорила, что ей не хватает воздуха и спешно убегала прочь.
Их танец проходил в молчании. Им не нужны были слова, язык тела говорил все за них. Лихорадочный блеск в глазах Вальбурги, уверенные движения Тома. Все это слилось в единую мелодию - мелодию этой ночи. Вальбурге казалось, что их танец продлился всего одно мгновение. Ей хотелось, чтобы он продолжался вечность или хотя бы до ненавистного рассвета. Но желания не всегда сбываются - Том выпустил ее из своих объятий.

Было темно, и она могла разглядеть лишь неясный силуэт на фоне окна. Она смотрела на него и молчала. Губы его начали шевелиться, вероятно, он что-то говорил. Вальбурга пыталась слушать, но ум ее отказывался воспринимать его слова. Она застыла, застигнутая врасплох этой невероятной близостью. Она была пьяна его присутствием.
- Почему ты остался? - тихо спросила она, не делая попыток сдвинуться с места. Музыка, словно почувствовав сменившуюся атмосферу, стала мелодичной и печальной.
Кажется это флейта, - мелькнуло у нее в мыслях.

0

7

Почему он остался. Страсть к игре? Ему двадцать, но он чувствует себя стариком, прожившим несколько человеческих жизней. Ему двадцать и он убийца, отрицающий любовь и привязанность, но сейчас дышащий только этим. Почему он остался. Страх, что другой возможности не случится? Желание видеть ее, чувствовать ее, дышать ею. Целовать ее руки, шептать ей на ухо комплименты, почти обхватывать ладонью ее затянутый в тугой корсет стан. И это говорит Темный Лорд, безжалостный убийца, охваченный страстью этой чертовой ведьмой. Будь она менее честной, Том мог подумать, что Вальбурга опоила его амортенцией. Почему он остался. Риддл не может ответить на этот вопрос: иначе, его собственная главенствующая концепция полетит в тартарары.
- Хочешь, чтобы я ушел? - вопросом на вопрос, единственный выход из подобной ситуации. Скажи, что хочешь, Вальбурга - и я уйду. Вытащи меня из этой трясины, в которую я сам ступил. Но Том знал, что Блэк никогда не скажет ему этого. Да и он здесь, мужчина, ему принимать решения. Ему нести ответственность и за нее, и за себя, и за все возможные последствия.
Музыка сменилась. Холодные переливы флейты охлаждали любой пыл. Но Том, кажется, все больше накручивал себя. Риддл следил за хозяйкой дома от окна: ее грудь тяжело подымалась, в такт неровному дыханию, а сама Вальбурга застыла, как мраморная статуя шекспировской Гермионы - только не троньте руками, краски еще слишком свежи. Но разве для Тома могут быть запреты? Разве он не захочет нарушить их в тот же момент? Он еще какое-то время внимательно следит за Вальбургой. Она молчит, словно боится разрушить все напряженное очарование этой ситуации. Том, недолго раздумывая, разрывает расстояние между ними двумя широкими шагами. Она близко и дышит еще быстрее. Прерывисто и скоро. И смотрит: снизу вверх. Ну, что ты, милая, это же для тебя так не свойственно. Том впервые замечает, что Вальбурга много ниже его. Она кажется ему хрупкой фарфоровой куклой, до которой страшно дотронуться - вдруг разобьется. И Риддл, который хотел поиграть со своей жертвой, ломается первым. Он обхватывает одной рукой Вальбургу за талию и притягивает ее к себе вплотную, боясь, что она станет сопротивляться. Второй рукой он касается ее щеки, чтобы не отвернулась. Пять минут назад он чувствовал себя умудренным опытом мужчиной, а сейчас - мальчишкой, юным мальчишкой. Сломался. Том стал целовать ее, сначала осторожно, потому что боялся, что она вырвется и отвергнет его, но потом, с каждой секундой, смелость в нем все больше возрастала. В какой-то момент Риддл остановился, тяжело дыша. - Только скажи - и я уйду, - Том знал, что в доме никого нет кроме него и Вальбурги, и что она - в его власти, но отчего-то он не мог с ней так поступить. Так бесчестно. И даже сейчас, сейчас Темный Лорд ей оставлял ей право выбора. Потому что Вальбурга заслуживала этого права как никто другой.

0

8

Она стояла, словно мраморная статуя, холодная и дьявольски красивая. Ее взгляд неотрывно следил за ним. Вот его темная тень стоит возле окна, совсем без движения. Такая до боли знакомая и в тоже время такая далекая. Ей казалось, что он где-то далеко-далеко витает в своих мыслях и совсем не слышит ее. Но ей необходим был ответ. Зачем она и сама не могла сказать. Ей просто нужно было знать, чтобы контролировать эту неподвластную часть своего естества. Напряженную атмосферу разорвал его глухой ответ. Вальбурга улыбнулась и отрицательно покачала головой. Нет, она не хотела, чтобы он уходил. Но и сказать об этом вслух она не смела. Том так и не ответил на ее вопрос, а она не стала настаивать, тем более, что снова не могла вымолвить ни слова. Дыхание ее сделалось учащенным, грудь тяжело вздымалась, сердце неистово билось. Тело ее сотрясала мелкая дрожь. Она старалась взять себя в руки и вернуть контроль - отчасти это получилось. Она стала медленно вдыхать воздух в такт медленной мелодии. Еще немного и она очнется от этого зачарованного сна, но..Том не позволил ей этого сделать. В одно мгновение он оказался недопустимо близко - едва установленный контроль рухнул. Она смотрела на него расширившимися глазами, полными страха, желания и доброй доли предвкушения. Некоторое время они безмолвно смотрят друг другу в глаза. Вальбурге показалось, что мир вокруг них замер и даже музыка уступила тишине. Она ощущала жар его ладони, через платье, жар его пальцев, касающихся ее щеки. Она чувствовала лишь огонь, который подобно лесному пожару охватывал ее. Она знала что последует в следующую секунду, но никак не помешала этому. Она хотела ощутить его вкус, ведь так много раз представляла каким он должен быть. Том первым поцеловал губы девушки, и та обняла юношу за голову, запустив тонкие пальцы в его черные волосы. Мысль о том, что это не правильно, билась в ее голове пойманной птицей, но она лишь яростнее отвечала на его поцелуй. Она сломалась.
Впервые он позволил себе взглянуть на нее как на женщину, которую он может взять. Иметь. Обладать. Настолько, насколько ему захочется - это в равно степени пугало и возбуждало. Том остановился, прерывисто дыша, как мальчишка шепча какие-то глупости. Это отрезвило ее. Она задохнулась, растерянно заморгала и наконец разглядела его лицо. В ее взгляде промелькнуло чувство вины и сожаления, прежде чем тишину разрезал звонкий звук пощечины.
- Я хочу, чтобы ты ушел, - тихо сказал она, делая шаг назад, тем самым разрывая связь с ним. Сердце больно кольнуло и появилось безрассудное желание броситься ему на шею и целовать до потери сознания. Но Вальбуга сжала руки в кулаки до побелевших костяшек, предотвращая тем самым новую катастрофу. Она не должна была танцевать с ним, не должна была отвечать на его дерзкие поцелуи, не должна была смотреть на него так виновато и жалостливо, как сейчас. Эти многочисленные «не должна» гулко бились у нее в груди, заставляя краснеть со стыда и ненавидеть этого мальчишку, посмевший разрушить ее идеально выстроенный мир.

0

9

Том чувствовал, как она трепещет в его руках, как она зарывается пальцами в его волосы. Вальбурга отвечала ему, и он чувствовал себя абсолютно счастливым. Дважды Блэк имела над ним какую-то странную власть: когда исполнялись ее желания, Риддл искренне радовался даже больше, чем когда исполнялись его собственные. Когда исполнялись его, но во вред ей - ощущал горечь и досаду. Он не хотел причинять ее боль. И поэтому тоже всегда давал ей выбор. Пусть это было неким перекладыванием ответственности на хрупкие женские плечи, но, черт подери, она должна была нести эту ответственность, раз считала, что имеет право сводить его с ума.
Время замерло, будто бы стрелки часов покрылись многовековым арктическим льдом. Между его дерзким поступком и ее хлесткой пощечиной, казалось, пролегла целая вечность. Нет, это нисколько не разозлило его, не вызвало никакого раздражения, что Риддл сам удивился себе. Действие Вальбургие только вызвало у него тихую улыбку. Он же знал, на что подписывался. И несмотря на реакцию Вальбурги, Риддлу казалось, что сегодня он получил гораздо больше, чем заслуживал или хотел от нее получить.
Вальбурга сделала шаг назад, словно боялась, что на этот раз сорвется сама. И Тому ничего не стоило ее спровоцировать. Но он не хотел, ему было нужно не это. А она хотела, чтобы он ушел. Вот и все. Том не ожидал ничего другого. Темный Лорд усмехнулся, щелкнул пальцами и на его раскрытой ладони появилась небольшая красивая серебряная шкатулка, украшенная щедрой рубиновой россыпью. Как он мог забыть об этом? Заодно и причина: почему он остался.
- Я остался, чтобы лично передать тебе подарок, - Риддл не стал приближаться к ней, а просто протянул руку вперед, дожидаясь пока Вальбурга возьмет у него шкатулку. Она забрала. Впрочем, какая женщина может устоять перед дорогим подарком и таким обаянием? - Ничего особенного, - будто бы извиняясь за такой простой подарок, сказал Темный Лорд. - Просто на память, - Том развел руками. Он хотел остаться, но...
Но - желание дамы - закон.
Том поцеловал ей руку и, беззвучно аппарировав, исчез во мраке.
---------- в неизвестном направлении -----------

* шкатулка музыкальная; мелодия - танго свободы.

0

10

Воск слезами тает, плачут свечи,
Прошлую, оплакивают страсть…
Как безмолвны, стали наши встречи!
Разве больше нечего сказать?

Она зачарованно смотрела на шкатулку в его протянутой руке инкрустированную драгоценными кроваво-красными камнями. Рубины - ее любимые камни, ведь по некоторым поверьям они обладали исключительной магической силой и являлись камнями испытаний. Рубин – камень власти. Их яркий блеск завораживал и заставлял желать обладать ими. Рука Вальбурги непроизвольно потянулась к этому подарку, осторожно касаясь ограненных камней. Она взяла шкатулку не задумываясь. Хотя не дающий покоя голосок в голове говорил, что дорогие подарки обязывают к большему. Но ей хотелось оставить на память частичку этого вечера. Вальбурга молча кивнула в знак благодарности и напряженно облизнула пересохшие губы. Она не ожидала, что так легко отделается за свой проступок. Руку все еще саднило и прохладная шкатулка слегка ослабляла эту боль. Том исчез также бесшумно и неожиданно как и появился в этой комнате. Вальбурга ожидала, что музыка возобновится, но ее окружала лишь тишина. Она со вздохом подошла к окну, где несколько минут назад стоял он. Она все еще ощущала его присутствие, чувствовала его запах. Ей даже казалось, что она может протянуть руку и коснуться его. Сейчас все это совершенно не укладывалось в ее идеальную жизнь.
Холодное тоскливое одиночество выпило все эмоции, все чувства, оставив только усталость и саднящую где-то глубоко в душе боль. Вальбурга рисовала пальчиком дорожки на влажном, запотевшем стекле, непонятные символы вокруг одного единственного слова - Том. Ей показалось, что она услышала его шаги - резко обернулась и...ничего. В этот раз он ушел окончательно. Она в отчаянии, резким движением ладони смазала свое творчество. Он не вернется. Не в этот раз.
- Просто на память, - едва слышным шепотом повторила его слова и комната снова погрузилась в тишину. Она не знала сколько так стояла у окна, ожидая чего-то, погруженная в свои мысли. Может быть несколько минут, а может несколько часов. Время остановилось для нее. Завтра не могло не наступить, но оно могло подождать. Вальбурга задумчиво поднесла шкатулку к губам - ничего похожего на жар от его губ. Невыносимый холод и кровавые камни. Она замерла в нерешительности прежде чем открыть ее. Затаив дыхание, она осторожно приоткрыла рубиновую крышку и тишину наполнила прежняя огненная музыка. Музыка пламенного танго. Музыка их запретной страсти. Музыка обманчивой свободы.
Глубоко вздохнув, она наконец решилась покинуть залу. Свечи плакали ей вслед чистыми восковыми слезами. А музыка продолжала звучать из открытой шкатулки, наполняя комнату страстью, огнем и жизнью. Но без него, все было по другому.

0

11

[!] Квест завершен. Тема переносится в архив.

0


Вы здесь » MORES MΛJORUM » ARCHIVE » «nine moons», 13 декабря 1947 года


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC