Вверх страницы
Вниз страницы
«MORES MΛJORUM»
Cui ridet Fortuna, eum ignorat Femida
Добро пожаловать на самый неординарный проект по книгам Джоан Роулинг.
Наша игра разделена на два больших периода: 50-е и 80-е годы - в каждом из которых свои яркие герои и свои сюжетные линии. Если ваш персонаж жив и в 50-ых, и в 80-ых, то вы с легкой душой сможете отыграть его в разных возрастах. Важно то, что события 50-ых годов влияют на события 80-ых. А значит история, которая нам всем так хорошо знакома, может пойти совсем по иному сценарию.
диалог с амс | роли 50-х | роли 80-х | faq по форуму
вакансии 50-х | вакансии 80-х | колдографии
нужные 50-х | нужные 80-х | акция 50-х | акция 80-х
АКТИВ «MORES MΛJORUM»


ИГРОВЫЕ СОБЫТИЯ 50-Х
Октябрь 1951 года. Сыро, на 6 градусов выше нуля.


6 октября. Инквизиция, узнавшая от Бэлчера о существовании таинственного дневника, бросила часть своих сил на поиски артефакта.
Действующие квесты: «Сага неприятных известий» и «Кошелек или жизнь».



ИГРОВЫЕ СОБЫТИЯ 80-Х
Октябрь 1981. Первые морозы, на дорогах - тонкий лед, очень скользко. На один градус меньше нуля.


3 октября. Пожиратели Смерти устраивают нападение на маггловскую деревеньку в Ирландии, чтобы оттянуть на себя основные силы Аврората. В это же время, Темный Лорд и его ближний круг попадают в Отдел Тайн в поисках пророчества. Но некоторые сотрудники Отдела уже предупреждены о грозящем нападении, и как только между Невыразимцами и Пожирателями Смерти начинается битва, в Отдел прибывает часть Аврората и Орден Феникса.
Действующие квесты: «Ирландские ночи» и «Погоня за тенью».

Вы можете найти партнера для игры, заказать квест или посмотреть возможности для игры.

MORES MΛJORUM

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MORES MΛJORUM » PENSIEVE » «Anno Domini», 24 октября 1980


«Anno Domini», 24 октября 1980

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://se.uploads.ru/TH2pZ.png
1. Место и время
Штаб. 17:00
2. Участники квеста
Tom Riddle, Lucius Malfoy
3. Сюжет квеста
О власти и будущем можно беседовать бесконечно. Особенно с теми, кто знает об этом не понаслышке.

+1

2

Темный Лорд довольно рано покончил с делами, когда Пожиратели Смерти приволокли в штаб очередного беглеца. Их количество колебалось, но не выходило за пределы допустимого: наказываешь одного - другие выполняют приказы беспрекословно. Если предатели чудесным образом выживали по дороге в штаб, то их продолжительность их жизни целиком и полностью зависела от милосердия Милорда. И в этом случае милосердием было убивающее заклятие.
Том медленно прошелся по гостиной, разглядывая искалеченное тело.
Он без всякого сопротивление проник в сознание неудавшегося Пожирателя Смерти и пролистал картотеку из его последних воспоминаний. Ничего интересного. С ним еще мало поработали. Слишком мягко.
Том вскинул волшебную палочку, и красный луч пронзил тело, которое тут же начало извиваться и издавать ужасающие гортанные крики. Воистину, услаждающая слух музыка. Но, к сожалению, она может длиться совсем недолго. Волдеморт снял заклятие, разжег камин и сел в кресло, наслаждаясь близким теплом огня.
Их было достаточно. Молодых, рьяных, клявшихся, что положат к его ногам всю свою жизнь. Они и впрямь - складывали, но только не по своей инициативе и, тем более, не по своему желанию. Том наблюдал за этим каждый день с должным равнодушием: его никогда не интересовала пушечное мясо, только его наличие. Но это никак не касалось ближнего круга.
Все, кто шел вслед за Темным Лордом, мечтали получить метку как знак особого расположения, и он действительно был таковым. Пожалуй, нельзя возразить, что Том ценил своих приближенных и их жизнь, также как и боеспособность его волновали. В конце концов, они были его главной движущей силой в этой войне. И самой фанатично преданной. Но это - лирические отступления, которым нет смысла предаваться в одиночестве. Темный Лорд повел палочкой и из угла комнаты донесся едва различимый стон. Еще жив - странно, кажется от такого количества пыток уже было проще умереть. Это был один из тех, кто клялся в преданности. Но на первой же операции не смог поднять палочку и произнести заклятия. А дальше схема всегда была одинаковой: испуганный волшебник отказывался, отступал, переживал последствия своей нерешительности и умирал в бесчестье.
  - Что-то ты сегодня долго, Люциус, - с едва заметным оттенком недовольства произнес Волдеморт, когда справа от него раздался негромкий хлопок аппарации. Темный Лорд указал ему в сторону кресла, которое находилось напротив его. И еще раз неопределенно взмахнул палочкой: все еще живое тело бедолаги оказалось посередь гостиной. - Бежал с поля боя. Его, кажется, поймал Розье, - равнодушно произнес Том. Впрочем, если бы его поймала та же Беллатрикс, он бы не жил так долго и относительно безболезненно. - Разберись с ним, - кивнул он Люциусу.
Том вызвал домовика, которого ему одолжил.. впрочем, неважно, кто. И на низком столике, располагавшемся между двух кресел, появилась огневиски и полагающаяся к нему посуда.

+2

3

- Прошу прощения, мой Лорд, - учтиво поклонился Люциус, - там были авроры.
Малфой не счел нужным уточнять ни количество недругов в засаде, в которую Пожиратель невзначай вляпался, ни  делать ударение на слове "были", вполне однозначно определяющем их судьбу. Молодой человек просто опустился в предложенное кресло, следуя повелению, и машинально убрал за ухо прядь длинных платиновых волос. Удерживающая светлую гриву заколка только что с той же непринужденной элегантностью была убрана в карман. Привычно. Малфоевская шевелюра - слишком выдающаяся примета, чтобы щеголять прической во время заданий. Что -что, а уж в непрактичности упрекнуть Люциуса не мог никто, недаром имя молодого мужчины сохвучно с именем легендарного злого духа - Люцифера.
Оказавшееся буквально перед носом тело бывшего соратника Упиванца блондинистого не удивило, скорее слегка озадачило: с чего бы это Лорду устраивать ему новую проверку? Ведь представитель знатной фамилии уже даже не по локти - по уши в крови неугодных. Впрочем спорить с Волдемортом во-первых опасно, а во-вторых безнадежно, посему Люц достал палочку из рукава черной мантии и равнодушной "авадой" отправил пленника в лучший мир. Это не было убийство из мести, ненависти или ради удовольствия; просто последняя милость оказанная Темным Лордом запытанному до беспамятства человеку. В принципе чернокнижник не обязан пояснять подчиненному причину своих приказов, но такое... чуть более доверительное отношение (даже если это просто уловка), вызывало еще больше уважения к Волдеморту -  не как к тирану, но как к лидеру.
Довольно мирные посиделки, изрядно контрастирующие с образом жесткого командира, случились не впервые и честно сказать, радовали Люциуса, ведь в непринужденной обстановке под треск огня в камине, сдобренная огневиски беседа отличалась раскованностью: Малфой мог позволить себе говорить больше, чем при всех, размышлять и вообще выражать личное мнение. Такие посиделки молодой человек сохранял в памяти как персональные достижения, которыми впрочем вряд ли с кем-то поделится, это только их с Лордом дело.

Отредактировано Lucius Malfoy (2015-02-17 21:05:14)

+1

4

Краткость - сестра таланта.
Говорят, что даже из-за длины слов в том или ином языке, определенная сторона выигрывала войну. Занятно, но не более того. У Пожирателей Смерти, Ордена Феникса и Аврората язык был один, силовое преимущество - у Темного Лорда, но война отчего-то все еще не выигрывалась, отказывая в подвижках какой-либо из сторон. Авроров как становилось меньше от стычек с Пожирателями, так и становилось больше - совсем зеленые они приходили если не со школьной скамьи, то из Академии - умирать за вымышленные идеалы добра и справедливости, оттого слова Малфоя были восприняты Волдемортом, как нечто совершенно естественное. Впрочем, как и его совершенно равнодушное и беспрекословное исполнение приказа.
Предатель был мертв, огневиски - разлито, а камин поддерживал нужную температуру в комнате. Вот бы эта идиллия длилась вечно, не так ли? Единственным минусом после появления крестражей Темный Лорд отметил для себя постоянное ощущение холода, а потому сейчас он находился в обстановке как можно более для себя приятной.
- Насколько мне известно, в наших рядах смятение, - начал Волдеморт. - Все хотят быстрой победы, - он довольно быстро подбирался к магистральной линии всей беседы. Вообще, в последнее время Темный Лорд был склонен думать, что судьба или удача не на его стороне. В руках Волдеморта было все: чистокровные семьи с их связями, огромная армия, в которую входили самые темные и отвратительные создания магического мира, мастерство, прекрасные тактики и стратеги, - но ничего из этого не помогало в нужный момент поработить давно прогнившую министерскую машину. - И справедливо задаются вопросом: чего нам не хватает? - по сути, этот вопрос Волдеморт и задавал Люциусу. Он сам уже изрядно спрашивал себя об этом, но решения не находил. Он чувствовал, что ситуация уже начала выходить из-под контроля, и могла повернуться в любой момент самым неприятным образом для всей организации.

+1

5

Сегодня Темный Лорд не долго ходил вокруг да около, задав основной вопрос дискуссии прямо в лоб без особых предисловий. Опасный вопрос. Впрочем, жизни Упивающихся Смертью вообще не розами усыпана, но Люциус не променял бы ее на обывательское существование элиты магмира. Кажись в нем в долгой агонии все никак не мог помереть адреналиновый наркоман, наслаждающийся скольжением по острой грани между "все" и "ничего": в шаге от величия, предательства, ненависти, восхваления, гибели, уничтожения, самопожертвования и болезненной потребности.  Хорошо, что жена не видела, как ее муж убивает, эта девушка не приспособлена ко злу, в которое с упоением играет ее супруг, позволяя своей темной стороне оскалиться чудовищной улыбкой кровавого вожделения.
Взяв стакан, темный волшебник с обманчиво-ангельской внешностью задумчиво поводил указательным пальцем по краешку, обрисовывая окружность, пока подбирал достаточно ясные слова. Пусть Малфою, прямо как мифическому Зевсу, разрешено больше, чем пресловутому быку, но Волдеморт отнюдь не одуванчик и блондин не исключал возможности схлопотать Круцио. Правда, следует признать, что заданная тема была достаточно животрепещущей и Люц сам прикидывал шансы, даже провел некоторые исследования, изрядно порывшись даже в маггловской истории. И, о чудо, именно там было найдено некоторое подобие ответа, или, по крайней мере, варианты развития событий.
- Мой Лорд, - неторопливо начал колдун, продолжая скользить подушечкой пальца по краешку стакана, - это весьма сложный вопрос, сродни вечным "что делать?" и "кто виноват?". Настолько сложный, что пришлось обратиться даже к маггловской истории для обнаружения аналогичных моментов и веяний. Поиски увенчались успехом, развернув два варианта развития собтыий: русская революция 1917 года и приход к власти Гитлера в 1933.  В первом случае некто большевики действовали почти так же, как мы сейчас, насаждая свою идеологию. Порабощение и террор. Такая политика потребовала огромных затрат людских ресурсов, уничтоженных буквально пачками. Империя на крови и страхе, разумеется, у нее были внутренние и внешние враги, которых истребляли вместе с большей частью населения. Стабильный террор не предполагал перехода в стадию принятия. Он обречен.
Завершив первую часть анализа сухим тоном, молодой чернокнижник глотнул огневиски, рассматривая огонь в камине, языки пламени которого отражались в мрачном взгляде льдистых глаз. Люц только что сообщил Волдеморту о безнадежности его стараний и используемой нынче линии поведения. Это чревато весьма болезненными последствиями лично для Малфоя, однако упиванец решил, что помирать лучше с музыкой, да и сам Темнейшество виноват, вызвав на откровенный разговор, так что придется ему-таки подчиненного выслушать.
- В случае Гитлера, страшного тирана, умудрившегося поставить на колени половину мира, ход действий был несколько иной: они меняли общество изнутри под себя, пропагандируя свою идеологию, пока она не вышла из подполья и не стала официально приемлемой. Тогда народ сам выбрал Гитлера правителем, покорившись добровольно. Конечно, не обошлось без жертв, но они были умеренными и не выходили за грань восприятия, списываемые на врагов режима.
Вздохнув, блондин посмотрел наконец на своего начальника, прекратив издеваться над стаканом. Малфой не боялся, прекрасно отдавая себе отчет в вероятности, что данная беседа может стать для него последней, но их совместное будущее, выживание Упиванцев - достаточная цена, чтоб хотя бы попытаться донести весть.
- Мой Лорд, боюсь, мы начали слишком рано и они не прониклись, они считают нас захватчиками и яростно сопротивляются. Чистокровных семей мало, мы основа, костяк, но этого мало. Мы берем мастерством , они - количеством пушечного мяса. Возможно, следует напомнить ущербное положение магов относительно магглов и повлиять не на страх, а на разум. Впрочем, Вы знаете, что я, как и остальные члены Ближнего Круга, примем любое Ваше решение.
Замолчав, Люциус снова отпил огневиски, мысленно составил завещание и откинулся расслабленно на спинку кресла. Он сделал свой ход.

+1

6

Люциус как всегда прощупывал почву, на которую собирался ступить. Но на этот раз она была настолько зыбкой, что любой его ответ заведомо становился неверным.
- Насколько я помню, перед моим выпускным из Хогвартса Гитлер застрелился в бункере, а обреченный режим водрузил свое знамя над рейхстагом, - насмешливо добавил Темный Лорд, искоса наблюдая за напускным спокойствием Малфоя. Кому-кому, а не ему рассказывать Волдеморту о маггловской истории, невольным свидетелем которой он все-таки был. И проблема пряталась не в недостатке времени на подготовку или в недостатке самой готовности магического населения. Магическое население составляло стадо баранов, которое не способно было увидеть свою погибель с проникновением маггловской культуры, даже можно сказать маггловского культа. А они, что они? Они пытались подорвать систему изнутри вот уже тридцать лет. Тридцать лет они собирали союзников, число которых достигло, на самом деле, колоссальных размеров, но все равно все это было не тем. Не тем. Они держались только на страхе и жалких попытках урвать себе кусочек чужой власти. И как в назойливый противовес - успех того же Дамблдора со своим, пусть и менее многочисленным Орденом, держался совершенно на противоположном. Том не мог этого не признавать. Но и менять свою тактику было слишком поздно и не в его характере. Не в его стиле. А главное, что его мысли уже занимает в большей степени собственное бессмертие. - Твоя версия хромает, поскольку оба варианта оказались нежизнеспособными. Да и первый все еще держится, - пусть и во много реформированном виде. В конце концов, магглы не вечны, а он - Темный Лорд - собирался жить и держать в кулаке свою Империю очень и очень долго.
И все же: когда-то они действовали именно так, как говорил Малфой. Напоминали об ущербном положении. Дискредитировали Статут. Боролись за права магов, открывали факты о неприглядном влиянии магглов на магический мир. Но все это полетело к маггловским чертям, когда речь зашла о серьезной смене закона и политического режима. Вся эта прогнившая министерская коробка слишком труслива, чтобы принимать решения. Да и что говорить: чистокровные тогда тоже не отличались особой храбростью. Весь цвет собрался сейчас.
- Возможно, ты и прав, Люциус, - обманчиво. Было совершенно ясно, что Малфой боится его реакции. Что ж, тем лучше. - Но неужели ты считаешь, что взывать к их разуму сейчас целесообразно? - Темный Лорд слабо усмехнулся. Если они за годы беспощадного террора не смогли усвоить одну простую истину - поддержка Волдеморта обещает им относительную безопасность - то неужели они услышат разумные доводы? Страх - самое сильное чувство. Если он не действовал должным образом, то что тогда?
Выхолощенные ценности. Святая мораль слабых, которую грязнокровки забрали из маггловского мира и перенесли в магический во главе со своим великим Дамблдором, проповедником милосердия, пособием по терпимости к тем, кто многие лета стремился сжигать колдунов заживо. Что говорить, если он, по сути, своими руками сотворил Темного Лорда? И что говорить, если он сам когда-то был другого мнения о магглах. Жизнь полна иллюзий. Кажется, именно под руководством Дамблдора из школьной истории магии высекли все страницы, касающиеся действительных смертей от руки магглов, заменив их сказкой о всемогущих магах, замораживающих пламя, всегда способных к аппарации и сопротивлению тысячам безумцев. О чем рассказывать магам сейчас, если с детства в них заложили ложь и заставили открыть вход в мир тем, кто способен его уничтожить? И кто действительно захочет уничтожить его из зависти?
Том считал, что единственный способ вбить идеологию в массы - транслировать ее из официального рупора. Но для этого нужно подмять под себя шатающееся, но все еще обособленное от Пожирателей Смерти, Министерство Магии и подвластное ему СМИ. Масса всегда верит тому, что исходит от власти. Если Ежедневный Пророк напишет о завтрашней, как бы "запланированной" смерти тысячи магов, они воспримут это спокойно. Как должное. Словно все идет по плану. Но стоит одному умереть без предупреждения или разнарядки "ради общего блага", начнутся вопли, восстания и попытки сопротивляться.

+1

7

Ожидаемого, но все же нежелательного пыточного не последовало, однако по-настоящему Люциус расслабился не от миновавшей чаши гнева, а от того, как лидер неторопливо и методично разбивал его аргументы - мастерски. Впрочем, оно и не удивительно, ведь Темный Лорд старше и много опытней, а  у Малфоя есть лишь собственные наработки, коих ощутимо недостаточно. Возникло спонтанное желание вскочить и приняться мерить комнату шагами, обдумывая варианты, словно готовый ответ требовался здесь и сейчас, но упиванец сдержался, лишь поставил стакан на стол и переплел пальцы, внимательно слушая Волдеморта.
Медленным кивком признав правоту колдуна, блондин принял поражение в этом раунде стоически, сохраняя надежду, что у большого босса есть свой план, собравший лучшее из обоих вариантов. Однако это не мешало пораскинуть собственным серым веществом, возможно они смогут найти что-то полезное в этом разговоре чуть ли не по  душам на фоне мирного камина и свежеубитого предателя, на которого впрочем ни один из магов не обращал более внимания.
-Увы, мой Лорд, как бы ни хотелось считать волшебников достаточно мудрыми, чтобы осознать и не повторять собственных ошибок, это утверждение сомнительно в отношении инертного подавляющего большинства, в этом Вы совершенно правы.
Расцепив наконец пальцы, молодой мужчина снова взял стакан, чтобы собрать рассыпанные цветастыми отрезками мысли во что-то более менее единое, механически поглаживая стеклянный бок емкости. Малфой был растерян. Он терпеть не мог испытывать смятения, причем, что хуже, в присутствии легендарного колдуна. Поиски выхода из обрисованной начальником ситуации заводили в тупик и нахально бросали там топтаться до лучших времен или проблеска гениальной идеи, которая изволила явить свое сияние магу, но была больше декларативным проектом, нежели жизнеспособной тактикой.
- А что если..., - задумчиво проговорил упиванец, помогая себе изящным жестом кисти, - они боятся не того? Из двух зол всегда выбирают меньшее, знакомое, привычное, терпимое... если бы у нас была возможность наглядно припомнить всему застойному магическому обществу 1478 год, продемонстрировать магглов в естественных условиях ненависти и нетерпимости, у Министерства не осталось бы другого выбора, как обратиться к Вам с мольбой о помощи...
Оборвав себя на полуслове, Люциус залпом допил огневиски даже не поморщившись. Он явно нес полную чушь: почти невыполнимый, утопичный план, более подходящий оторванному от реалий мечтателю, нежели вполне успешному убийце, давно не страдающему наивностью. Хотя такой расклад тотальной войны между магами с их палочками и магглами с новейшим оружием мигом расставил бы приоритеты и заставил вывернуть душу наизнанку, перетряхивая моральные ценности как ворох хлама.
Правда, тут все упиралось в банальное, как домовик, "как это сделать?". Резко ощутив прилив тоскливой безнадежности, блондин глянул на Волдеморта, надеясь услышать, что  у Лорда есть план и все идет так, как он рассчитал. Коротко тряхнув головой, Люц прогнал кретинскую и совсем неуместную слабость, заняв руки полезным делом - разливанием на двоих огневиски.
- Мы все ждем от Вас приказов, находим ответы в Вашей силе духа, уверенности, прозорливости, снимая с себя изрядную долю ответственности, - глянув на непосредственное начальство поверх стакана, маг все же решился задать давно интересовавший его вопрос, хотя и не смог словесно выразить полноты мысли, - что помогает Вам не сломаться? 

Отредактировано Lucius Malfoy (2015-03-22 05:24:51)

+1

8

Можешь ли ты сам себе дать свое добро и зло и навесить на себя свою волю, как закон?
Этот вопрос был краеугольным камнем всей идеологии, которую пропагандировали Пожиратели Смерти, а до них - Вальпургиевы Рыцари. Этот вопрос позволял каждому отвечать да или нет и делать соответствующий выбор. Позволял каждому брать на себя ровно ту степень ответственности, которую он был взять в состоянии. Игра тяжестями, своего рода аскетизм были доступны им, избранным. И были те, кто хотел в их ряды, не наблюдая самого важного. Чтобы стать частью системы, необходимо было совершить переворот внутри себя самого. Отойти от привычных истин, гарантирующих большинству тупую и сытую жизнь. Понять, что именно ты нуждаешься в большем, чем тебе может дать добровольное подчинение правилам.
- В твоих рассуждениях слишком много теории, - слегка раздраженно отмахнулся Темный Лорд. Когда-то он сам был таким же идеалистом. Идеализм - дело времени. И только.
Люциус шел по каменистому, но верному пути рассуждений. Единственное, чего он не брал в расчет: так как за время лояльной позиции Министерства к магглам, ничего не происходило, масса тупо упиралась его менять. И это еще хорошо, что маги смогли защитить свой мир от постоянных бомбардировок, коими долгие пять лет истребляли друг друга животные, отчего-то именующие себя людьми.
Люциус делал правильный вывод, но теория и практика действовали в разнобой. В пятидесятых Инквизиция возрождалась. Она угрожала чистокровным. И если Лестрейнджи сделали из этого правильный вывод, то Лонгботтомы по-прежнему пытались защитить слабых мира сего. Глупо. С мольбой о помощи никто не обратился тогда, а значит не обратятся и сейчас.
К тому же, еще одна проблема крылась совсем в другом: маги боялись выйти в мир им враждебный. Боялись именно потому, что боялись провокации магглов на действия агрессивные. Они были не уверены в себе. И это было оправдано.
- Если мы развяжем войну с магглами от имени магического сообщества, Люциус, они уничтожат большинство из нас, - и тогда маги просто вымрут. Ведь, как ни прискорбно это признавать, вливания маггловской крови были нужны как воздух. Все ревнители чистоты крови погрязли в инцестуальных связях и их дети все более походили на сумасшедших. Нужна была серьезная, разработанная система, регулирующая все отношения между магами и магглами, потому что вырезать последних под корень было бы невозможным и нелогичным.
И, конечно, вся ответственность лежит на нем. Взамен принесенных клятв Темный Лорд был обязан вести своих вассалов к победе магии и крови. Вопрос, обращенный к Волдеморту, был отчасти смешон. Том вообще не принадлежал той породе людей, которые могут ломаться. Маггловский приют сделал одно доброе дело по отношению к Риддлу: он научил его выживать. А осознание собственной бесценности: идти до конца. Том был уверен в своей правоте до последней буквы. И этого ему было абсолютно достаточно: он давно научился ориентироваться только на свое мнение, и ни на чье более. В этом были свои плюсы.
Темный Лорд молчал.
Он в задумчивости сделал глоток огневиски, который неизменно обжигал гортань.
- В любой ситуации, мой друг, нужно оставаться верным себе, - и это важно применить к каждому Пожирателю Смерти. Их уверенность в целях и методах давала гарантию на победу.

+2


Вы здесь » MORES MΛJORUM » PENSIEVE » «Anno Domini», 24 октября 1980


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC