Вверх страницы
Вниз страницы
«MORES MΛJORUM»
Cui ridet Fortuna, eum ignorat Femida
Добро пожаловать на самый неординарный проект по книгам Джоан Роулинг.
Наша игра разделена на два больших периода: 50-е и 80-е годы - в каждом из которых свои яркие герои и свои сюжетные линии. Если ваш персонаж жив и в 50-ых, и в 80-ых, то вы с легкой душой сможете отыграть его в разных возрастах. Важно то, что события 50-ых годов влияют на события 80-ых. А значит история, которая нам всем так хорошо знакома, может пойти совсем по иному сценарию.
диалог с амс | роли 50-х | роли 80-х | faq по форуму
вакансии 50-х | вакансии 80-х | колдографии
нужные 50-х | нужные 80-х | акция 50-х | акция 80-х
АКТИВ «MORES MΛJORUM»


ИГРОВЫЕ СОБЫТИЯ 50-Х
Октябрь 1951 года. Сыро, на 6 градусов выше нуля.


6 октября. Инквизиция, узнавшая от Бэлчера о существовании таинственного дневника, бросила часть своих сил на поиски артефакта.
Действующие квесты: «Сага неприятных известий» и «Кошелек или жизнь».



ИГРОВЫЕ СОБЫТИЯ 80-Х
Октябрь 1981. Первые морозы, на дорогах - тонкий лед, очень скользко. На один градус меньше нуля.


3 октября. Пожиратели Смерти устраивают нападение на маггловскую деревеньку в Ирландии, чтобы оттянуть на себя основные силы Аврората. В это же время, Темный Лорд и его ближний круг попадают в Отдел Тайн в поисках пророчества. Но некоторые сотрудники Отдела уже предупреждены о грозящем нападении, и как только между Невыразимцами и Пожирателями Смерти начинается битва, в Отдел прибывает часть Аврората и Орден Феникса.
Действующие квесты: «Ирландские ночи» и «Погоня за тенью».

Вы можете найти партнера для игры, заказать квест или посмотреть возможности для игры.

MORES MΛJORUM

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MORES MΛJORUM » ARCHIVE » «Разбей! Сожги! Разорви!», 31 августа 1980


«Разбей! Сожги! Разорви!», 31 августа 1980

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://img256.imageshack.us/img256/1872/tumblrm8tqexawae1rx9233.gif
http://33.media.tumblr.com/83c59c9170fff74f2e27836ff23235ac/tumblr_mx5y2uZNGF1qj8mclo8_500.gif

1. Место и время
31 августа 1980 года, тёплый вечер в семейном гнездышке Паркинсонов
2. Участники квеста
Кристиана Паркинсон, Мигель Паркинсон.
3. Сюжет квеста
- Мигель, с кем спать - это твоё личное дело! Но не смей выставлять меня идиоткой в глазах общества! - причитала блондинка, пиля взглядом своего благоверного...

Отредактировано Christian Parkinson (2015-02-20 21:45:07)

0

2

внешний вид

http://stormmodelsazure.blob.core.windows.net/resource/575780.1151463.itemlarge.natalie_dormer.jpg

Любая женщина хочет быть желанной. Видеть блеск в глазах любимого мужчины, который со всей страстью смотрит на неё. Кристиана не была исключением и хоть их брак отличался от нормального, она все же надеялась когда-нибудь обрести кусочек своего женского счастья рядом с Мигелем. С самого утра волшебница крутилась возле зеркала подбирая идеальный наряд для вечера. Она перемерила с десятки платьев, стараясь найти то, что наиболее выгодно подчеркнет ее, уже не девичью, фигуру. Послет родов она потерпела существенные изменения, но сохранила изящный силуэт и пышность форм. Многие мужчины даже оказывали ей знаки внимания, в те редкие вылазки из дома, что она совершала.  Это не могло не льстить миссис Паркинсон, но больше всего ей хотелось услышать комплимент из уст близкого человека. Когда-то же ей удалось заставить его восхищаться. Мысли о будущем вечере грели хрупкое сердце волшебницы. Она в мельчайших деталях представляла их ужин, рисовала в воображение выражение его лица, когда Крис предстанет перед ним в новом шёлковом бельё. Ее щеки начинали пылать всякий раз, когда в мыслях муж касался ее руки, разливаясь нервным импульсом по телу. К сожалению, наяву блондинка успела забыть что значит, когда прикосновения несут более интимный характер, чем формальность. Он знаменовал возрождение отношений и ничто, даже самая незначительная деталь не могла его испортить. Кристиана даже попросила мужа прийти раньше. Но Мигель, остался верен своим привычкам. Минутная стрелка лениво ползла к двенадцати. Последний летние мгновения ускользали через пальцы как песчинки. Блондинка нервно теребила браслет на запястье, рассматривая  свежий выпуск пророка, который каким-то странным образом не попал на глаза раньше. На первой полосе огромными буквами красовалась надпись: Мигель Паркинсон и его новая любовь. А сразу под ним фотография улыбающегося супруга в обнимку с эффектной шатенкой. Досада перемешанная с обидой подступала к горлу. Нет, Крис никогда не была ревнивой, но уязвленное женское самолюбие кололо, требуя мести. Все утренние приготовления представлялись женщине бессмысленным,  унизительным занятием, которое она потратила впустую. Красиво одетая, накрашеная,  она ощущала себя ненужной, выброшенной куклой. В глазах стояли слёзы, но волшебница обещала себе, что не проронит ни одной, из-за тайфуна под названием - Мигель Паркинсон. Унизил? Поигрался? Молодец. Сменая в руках газету, она соскочила с дивана и как фурия направилась к двери, за которой раздался щелчок. - Явился, - шипела женщина, злобно сверля супруга взглядом. - Я, кажется, просила прийти тебя раньше!

Отредактировано Christian Parkinson (2015-02-20 21:50:09)

+1

3

внешний вид

http://content8.flixster.com/photo/58/79/25/5879258_ori.jpg

Ты любил это ощущение, когда по телу разливается алкоголь, смешиваясь с кровью. Состояние неуязвимости и отсутствие чувства самосохранения. Тебе казалось, что ты контролируешь полностью себя и все вокруг, каждый дюйм под твоим наблюдением. Все слышишь, все видишь. Заседая в очередном пабе с картами в руках, ты потерял счет времени. Его не существовало, это абстрактная, не ощутимая единица. Все твои утренние обещания жене стерлись из памяти, словно во всем виновато досадное заклинание. Ты просто как всегда не отнесся серьезно к её желаниям, наплевав, важнее были твои инстинкты. Рассматривая карты и искоса поглядывая на игроков, ты не забывал опустошать стакан с огневиски. Какая-то уже не совсем молодая официантка, но с роскошной грудью, вилась неподалеку, наполняя твой стакан. Отличный сервис. Правда, от её приторно-сладких духов першило в горле. И ты вновь запивал этот едкий запах алкоголем.

Ближе к полуночи, ты решил, что уже достаточно пьян и самое время оставить игру. Кажется, ты проиграл все галеоны, которые захватил с собой. Не твой день. Допивая последний стакан с огневиски, ты почувствовал, как грудь официантки уперлась в твою спину, а ее жаркое дыхание обожгло ухо. Она что-то смачно шептала про комнату наверху, и что это все за счет заведения для постоянных клиентов. Соблазнительный ход, но в этот самый момент в тебе пробудились отголоски памяти, кажется, твоя супруга заждалась. Ты обещал ей ужин в приличном заведении, жаль, что все они уже закрылись. Однако не стоит щекотать судьбу за пятки, мало ли разозлиться, поэтому распрощавшись со всеми, ты выдвинулся на улицу. Свежий воздух чуть было не снес тебя с ног. Чувство легкого головокружения и полная свобода от одурманивающих духов.
- Вот поганка, на этих духах явно какой-то заговор. Приворот, отворот...

Поправив пиджак, ты аппарировал к своему дому. Уверенной походкой направился к двери, ты думал, что уверенной, но она на самом деле была не совсем ровная, напоминающая зигзаги. На пороге ты замер, упираясь в дверной косяк, стараясь как можно тише попасть внутрь. Не получилось. Жена фурией возникла перед твоим носом. Напрочь игнорируешь её вопли, закрывая дверь и добираясь до заветного дивана.
- Я не собираюсь разговаривать с тобой в таком тоне! - как можно резко заявляешь, если она будет продолжать в таком духе, то быстро разозлит тебя, а в гневе ты точно её когда-нибудь убьешь, - у меня были важные дела.

+1

4

Я смерила Мигеля гневным взглядом, стараясь вернуть себе самообладание. Было глупо верить его оправданиям, которыми он неустанно закармливал меня день ото дня, ставшие привычным делом не вызывающим никакого удивления.  Я забыла, когда  перестала верить ему, ожидать приемлемое объяснение. Не говоря уже об извинениях, которых  мне, видимо, так и не суждено услышать.  Соль всей ситуации была в том, что меня бесил не сколько факт измены, а то, что я убила на него свое время, крутилась перед зеркалом как последняя дура, лишь бы уловить еще раз тот жаждущий взгляд. Отступаю на пару шагов назад, стараясь удержать равновесие. Голова кружится, вжимаю грудную клетку в себя. Как же мне хотелось вцепиться в его лицо, расцарапать до крови, смыть ею его самодовольную улыбку.  Эта надменность сводит меня с ума, выжигая остатки здравого рассудка. Он ощущает себя хозяином, королем держащим державу в своих руках, под ногами которого покоится целый мир. Мир в котором для меня не было места. Во мне возникло желание кричать, орать что было сил. Развернуться, подняться в спальню, натянуть на голову одеяло и реветь, так чтобы он слышал. Бить посуду, вазы, крушить картины – все, что попадется под руку, лишь бы вырвать это гнетущее чувство из груди. Это он во всем виноват. Мигель превратил меня в заложницу этого дома, его личную рабыню все это время единственным перед глазами которой были четыре стены и маленькое деревянное окно. Он позволял себе развлекаться, когда я вынуждена была сидеть с ребенком, слышать эти  постоянные вопли, возиться, кормить. В то время, как он опустошал очередной стакан виски, позволяя себе являться домой в пьяном состоянии, когда ему вздумается. Игнорировать чужие просьбы, демонстрировать свое неуважение, кидать обидные слова – все это ему дозволялось. А что же остается мне? У меня была работа, цели, планы. А чертов Мигель Паркинсон вбил кол в мою размеренную, мою идеальную жизнь. Мигель. Он же был не таким уж и красавцем, а сейчас с этой перекошенной алкоголем физиономией, был полнейшим ничтожеством. Должен им быть. Тогда почему стоит поднять его жесткий взгляд в мою сторону, по моему телу вновь бегут мурашки и я готова простить и забыть каждый прокол мужа. Обнять и подарить себя, для чего спрашивается? Не помню, когда вошло в норму полное отречение, попытки отдавать что-то не ожидая взамен простого спасибо. Он не скажет, никогда не говорил и сейчас, едва ли заметил, что для него старались. Убили столько времени. Это шелковое белье, приличные женщины такое не носят, которое он так любит стаскивать зубами, разве это было оценено? Принимая все как должное, передо мной сидел властелин, от вида которого начинало подташнивать. Меня снова уносила карусель эмоций. Медленно стаскивая с себя платье,  и бросая на пол, я приблизилась к нему, склоняясь над ухом Мигеля. –  Это ты меня втянул во все это, а значит, ни одной мне гореть в личном аду. Ты сгоришь со мной. – прикусываю до крови мочку его уха и отстранившись, подхожу к гардеробной, наспех кутаясь в плащ, и взяв ключи, выхожу из дома.

Отредактировано Christian Parkinson (2015-02-24 22:25:28)

+1

5

Жена недовольна. Жена обижена. И с какого дьявола тебя это должно заботить? Это её проблемы, если что-то не нравится, пусть сделает так, чтобы все понравилось. Она изобретательная на такие штучки и тонкости. Иногда тебе казалось, что в супруги ты взял себе болотную бестию. Почему именно такое сравнение? Да, все просто, ты вытащил её из грязи. Её родители счастливы были отдать свою несравненную дочурку за богатого простофилю. Они с огромным энтузиазмом дали добро на этот брак, а тебе в то время, было плевать. Ты даже не подозревал, какие эмоции таятся в этой блондинистой голове. Иногда ты даже не отказался бы вскрыть ей голову, чтобы узнать, какие тайны хранятся в мозгах жены. Чем они отличаются от других? Надо было выбирать холодную леди, спокойную и без лишних эмоций, и никаких скандалов. Просто тыкнуть пальцем в колдографию первой попавшейся, которых как-то предложил твой отец, изрядно подвыпив и поругавшись с матушкой. Она и его пилила, что сын до сих пор не остепенился, а он якобы не способствует сия процессу. Но нет! Ты упрям, как осел, решил самостоятельно принимать решения и сгореть в аду… как тонко подметила дражайшая супруга, наклонившись настолько близко, что ты почувствовал её дыхание.

Кипела, бурлила, взрывая твой мозг. Расслабиться тебе явно она не собиралась давать, решив подогреть кровь. Ты не почувствовал какой-то сильной боли, когда она прокусила мочку уха, ты вообще на этом моменте не заострил внимание. Просто прочел по её глазам, что она от ярости готова захлебнуться. Стягивает показательно с себя платье, мол «смотри, что ты потерял» и направляется к гардеробу. Её тело, как всегда соблазнительно, как всегда ты бы с удовольствием швырнул её на этот же диван, который сейчас занимал и с огромным наслаждением поимел бы. Лениво наблюдаешь за всеми манипуляциями, которые совершает супруга.
- Она собралась на улицу в одном белье под плащом?
Ты только сейчас ощутил, как капля крови упала на воротник рубашки. Машинально касаешься мочки уха. Выругнувшись про себя, ты мысленно отсчитываешь её шаги до двери. Раз, два, три. Блокируешь заклинанием дверь.
- Куда собралась? – скидываешь пиджак и неспешной походкой подходишь к ней, прижимая к стенке – ты никогда особо не сопротивлялась!

Кажется, от тебя разит алкоголем за милю, но тебе даже не приходит в голову, что ей может быть противно. Смотришь в её глаза, криво ухмыльнувшись. Да, ты собой очень доволен. В пьяном виде с тобой бесполезно припираться, ничего не выйдет, никакого укола совести не почувствуешь. Впрочем, в трезвом виде, ты тоже не ощущаешь никаких угрызений. Она твоя вещь и сейчас она, как строптивая кобыла брыкается. Ты только можешь сказать одно, что если Кристиана исчезнет из твоей жизни, явно потеряешь что-то ценное и почти любимое. Хватаешь её за подбородок, не разрешая отворачивать взгляд.
- Смотри на меня женщина! И говори, куда собралась в таком виде? Моя жена не будет голая разгуливать по улице, уяснила? – почти срываешься на рык, обжигая её своим дыханием и жадно целуя губы.

+1

6

Твоя жена? А не поздно ли ты спохватился, дорогой? – шипела  в его губы, стараясь вырваться из цепких рук.  Когда последовал грубый, бесцеремонный поцелуй, с привкусом ненавистного мне виски.  Я в очередной раз осознала, как мало было сил во мне, чтобы противостоять ему. Как далеко была волшебная палочка с возможностью скрутить Мигеля  каким-нибудь изощренным заклинанием. Слишком самонадеянно и глупо было оставлять ее на прикроватной тумбочке. Уйти, бросив на последок колкие слова, на что я надеялась? Что эта пьяная, безмозглая туша, молча, завалится на диван, заполнив комнату своим храпом? Проглотит издевки и не заметит? Он слишком часто приходил домой в таком состоянии, я должна была запомнить, выучить навсегда, что мой супруг не так уж и прост. Я уже не маленькая и должна просчитывать любой вариант, особенно живя под боком у такого как Мигель.  А я слишком часто вела себя как обычная женщина. Обидеться, демонстративно уйти, я и подумать не могла, что этот гад еще в состоянии преградить мне дорогу.  Дерзкая выходка лишь раззадорила его, пробудив желание доказать кто здесь хозяин, что выяснялось нами каждый день в нашем семейном распорядке.   Это видно во взгляде, в манерных движениях, с каким пренебрежением демонстрирует свою власть. Крепче сжимает, срывая с моих губ сдавленный стон. Боль легкими покалываниями скопилась,  повторяя контур его пальцев.   Вжимаясь в стену все сильнее,  я  попыталась вырваться, не желая и дальше терпеть эти унижения. Но мои попытки даже не шелохнули Мигеля, превращенного в тиски. Я чувствовала себя в ловушке, в той безысходной ситуации, когда уже не можешь трезво рассуждать, опираясь только на инстинкты требующие жить, цепляться за любую возможность побега. Муж что-то говорил, но все слова утопали в беспрерывном круговороте мыслей. Я слышала, как пульсирует кровь  в моих венах, как краснела сжатая кожа.   Запах алкоголя воспринимался особенно остро, я стала задыхаться. Попытки кричать, вырваться из его рук - вместо этого у меня получалось лишь сдавленное мычание. Голова шла кругом от нехватки кислорода, но Мигелю было все равно.  Плевать он хотел на любые желания, которые не касались его собственных. Когда-то привлекающий своей властностью, на моих глазах супруг превращался в чудовище, полностью лишенное каких-то моральных ценностей. Я была лишь  вещью, красивой игрушкой оставленной пылится на полке для виду, внезапно получившая шанс снова порадовать господина. Предстать под другим углом, в угоду его похотливым желаниям.  Я вцепилась в его плечи что было силы, впиваясь ноготками в ткань его рубашки.  Как будто это способно принести ему хоть малейший вред, остановить это животное. Не трудно было догадаться, чем обернется для меня подобный поворот. Возможно в другой, более интимной, страстной атмосфере мне бы понравился его напор, но только не так. Кусая его губы, со всей силы, мне удалось выкроить для себя нескольких заветных секунд,  чтобы вырваться. Срываясь за угол, ища пути к отступлению, не понимаю, как смогла добраться до кладовой, залетая в нее, и закрывая дверь буквально перед носом Мигеля. Оседаю на пол, сжимая дрожащими руками ручку, запирая ее.  Мне было страшно. Невыносимо жутко от одной мысли, что  моя защита рухнет, и он доберется до меня. Паника поступала рвотным комком к горлу. Отползая к противоположной стене, стараюсь отдышаться. Но не могу. Я забыла, как дышать, вместо вздоха сиплый хрип, вместо выдоха – кашель. Сердце бешено колотится, заполняя этим умноженным в тысячу раз шумом все вокруг. Пульсируя где-то в центре головы, впитывая все посторонние звуки. Уйди-уйди,уйди, шептала я одними губами,  кляня свою беспечность. Ни ножа, ни палочки – я беззащитна перед тем, что ждало меня по ту, сторону двери, отчаянно жаждущего проникнуть вовнутрь.Уйди

Отредактировано Christian Parkinson (2015-02-25 21:38:04)

+1

7

Пташка в твоих руках. Ей некуда бежать и ты вдавливаешь её сильнее в стену, наслаждаясь своим превосходством. Алкоголь в крови делал тебя намного агрессивнее, но не менее разгоряченным. Ты словно на охоте, загнал дикую лань в ущелье и не оставляешь выбора. Никакого или нет? Жена на оставляла попыток на сопротивление, но тебе это казалось игрой и бессмыслицей. Поломается и прекратит. Прижав её, целуешь губы, а она ногтями впивается в твои плечи. Собралась оставить следы? Дерзкая. Свободной рукой, скользнул по её ножке под плащ, но в этот миг она с силой кусает твои губы. На этот раз ты чувствуешь боль, и тебе не нравится такой расклад. Привкус соленой крови. Кристиана отталкивает тебя, а ты уже пускаешься бежать за ней, облизнув верхнюю губу. Почти настиг, почти. У двери кладовой, которую супруга так вежливо захлопнула перед твоим носом, чуть было не подправив его силой удара. Ты взвинчен до предела, кулаком бьешь по своей преграде и дергаешь неистово за ручку.

- Тварь! - злобно ревешь, - открой или я вышибу эту грёбаную дверь! Ты меня слышишь?
И тишина в ответ. Твоя жертва укрылась в ненадежном месте. Она сама это знает и хочет, чтобы ты разнес тут все кругом. Сама спровоцировала, виновата исключительно эта женщина. И ты бьешь дверь ногой, от чего она вибрирует, но не поддается. Очевидно придется применить магию. На твоем лице промелькнула злобная ухмылка.
- Кошки-мышки значит, раз, два, три, четыре, пять. Я иду тебя искать, - ты разворачиваешься, быстрым шагом пересекаешь гостиную и хватаешь свою волшебную палочку, которую бросил на диване. В кладовой не помешает заменить дверь на новую, почему нельзя завести новую жену? Более сговорчивую, безропотную овечку, с которой тебе будет очевидно скучно. Нет, Кристиана не менябельна. И вот, ты уже навис над дверью, на подобающем расстоянии, дабы самому не пострадать от заклинания. Смахиваешь рукой подтекающую кровь, пиля взглядом преграду. Ты возбужден и не собираешься ждать, пока жена соблаговолит распахнуть эту дверь.

- Даю тебе последний шанс! - ты знал, что она не станет этого делать. Неужели она рассчитывала, что ты побесишься и успокоишься? Мирно завалишься спать? Дверь это не серьезная преграда, чтобы останавливаться. Твои желания не могут ждать и произносишь заклинание бомбарда в район затвора, а затем пихаешь дверь ногой. Пусть жена радуется, что не добавил максима, а то бы от двери остались щепки.
С твоим появлением свет проник в темную кладовую, развеивая тень. Миссис Паркинсон щемится в углу, словно испуганная маленькая девочка. Беззащитна, как младенец. Что за спектакль? Будто ты действительно пришел забрать её жизнь, но она чертовски права, что боялась тебя. Твои глаза светились нездоровым блеском, ты настолько разошелся, что готов был уже произнести круциатус в знак наказания.   
- Зачем ты так делаешь женщина? Зачем ты доводишь меня до горячки?

Отредактировано Miguel Parkinson (2015-03-14 22:13:38)

0

8

Дверь - моя последняя преграда, та, что оттесняла от разгоряченного зверя сокрытого за ней. Я ощущала, как дряблая древесина прогибалась под его натиском, и это зрелище было пугающим. Ощущение безысходности комом подступало к горлу, застряв посередине гортани. С губ срывается сип,  я даже не до конца уверена, что это мой голос прозвучал в кладовой.Неужели? Я была  готова поверить, в разбушевавшегося духа, случайно заблудшего в наш дом и поселившись  он почувствовал себя хозяином - стал шалить. Даже в одержимость, любую фантастическую выдумку, лишь бы оправдать поведение Мигеля. Мне хотелось закрыть глаза, поджать к груди колени и зажмуриться сильнее, как заклинание повторяя: - это все не правда он не такой. Моё тело ещё отчётливо помнило какими нежными могли быть его прикосновения, с каким самозабвением он отдавался поцелуям. Странная штука память, она выборочно записывает моменты, редактирует притупляя боль. В голове рисуется один образ, слишком уж идеальный и противоречащий жестокой реальности,  но ты отказываешься замечать эти мелочи. Любишь свои мечты, иллюзорной созданную сказку где каждая история заканчивается счастливым моментом. Где плохие парни, грубияны - оказываются очень ранимыми, уж очень нежными натурами, которые только и ждут чтобы их раскусили,  увидели истинность их сущности и полюбили. Любовь вообще выступала в таких сказках чем-то неземным, лекарством от всех бед. Я же выросла, и те чувства которые я старалась держать в узде, отрицать - вырвались наружу, только не спасли как обещали книжки. Усилили и без того панический страх. Моё чудовище кричит, его захлестывают эмоции, а ведь я даже не понимаю, зачем пыталась спровоцировать. Не рассчитала. Дверь открывается под силой заклятья, почти вылетая. Инстинкт требует бежать, сжаться сильнее в стену и как можно незаметнее прошмыгнуть к выходу. Уползти, прежде чем оно посмеет ко мне прикоснуться. Хороший совет, если бы я ему ещё следовала. Что-то, неведомое мне, вынуждаёт собраться, взять всю волю в кулак и встать с пола. Медленно поднимаюсь, бросая на супруга свинцовый взгляд. Я не боюсь тебя, пытаюсь ему показать, но тело все покрыто гусиной кожей. Адреналин ударил в голову и я подхожу к Мигелю и заключаю в объятья. - Прости, любимый. Прости - шепчу в его губы, медленно пробираясь мальчиками под его рубашку. - Я твоя. Вся твоя. От кончиков пальцев до каждого вздоха. - целую прежде, чем он успеет опомниться.  Руки скользят по его торсу, очерчивая знакомый рельеф,  слегка царапая ноготками, касаясь низа его живота. - Я твоя, Мигель. Вся без остатка. - не знаю способно ли это остудить его. Опасная близость и его беспокойный нрав не давал мне расслабиться. Я знала, что ему ничего не стоит - проломить мне череп. Властно схватить за волосы и ударить, отшвырнуть как грязную шлюху. Но какая-то часть меня надеялась, что муж, даже в таком состоянии не причинит мне вреда. Надеялась и  ждала его приговор. Его дальнейших действий.

Отредактировано Christian Parkinson (2015-03-14 23:26:05)

0

9

Смотришь на неё в упор, тяжело дыша, дыхание напоминает звериный рык. Она во всем виновата и только она, действительно кого еще винить? И что она сделает теперь? Как собирается остановить? И почему ей мама на ночь не читала лекции, что с пьяным связываться бесполезно? Мужчина все равно сильнее, как бы она не пыталась это отрицать. Будут ли тебя мучить раскаянья за содеянное, когда протрезвеешь окончательно? Ты вряд ли задавался подобным вопросом. Просто хотел очередной раз показать, что она никто и зовут её никак. И все-таки она твоя, и ты называешь её по имени. Пелена гнева затуманила твой взгляд, с твоих губ уже почти срывалось запретное заклинание, но Кристиана поднимается делая шаг вперед. И ты уже хочешь посмотреть, что она будет делать дальше. Ещё один шаг, второй, третий и вот, она уже так близко, на опасном расстоянии, что ты можешь улавливать её аромат.

- Что я делаю? Какого дурмана?
Она заключает тебя в объятия, шепчет слова извинения, как заклинания. Словно мягкая мазь от ожога, пытается приостановить болевой порог. Притупить разбушевавшиеся пламя. И у неё получается. Сладкие слова из её уст, льются, как успокоение. И почему она так любит тебя доводить? Почти до предела? Когда-нибудь ты просто не остановишься, будешь не в силах остановиться и она должна это понимать. Когда-нибудь, но не сегодня. Ты прижимаешь её к себе, чувствуя как подрагивает её тело. Сумасшедшая, ей не следует играть с тобой до такого состояния. Ты напугал её, но она это заслужила. Уткнувшись устало носом в её белокурую копну волос, ты пытаешься нормализовать дыхание. Она твоя и только твоя, звучит в твоей голове.
- Хорошо, мы поужинаем завтра, я обещаю, - шепчешь ей в ответ и подхватываешь на руки. Она добилась своего, но извинений не дождется. И на этот раз ты выполнишь свое обещание. Она может даже сама выбрать заведение, в которое вы пойдете. Всё в её руках, но она сейчас в твоих. Несешь почти бережно, дабы не зацепить об какой-нибудь угол, не чувствуя тяжести. Она всегда тебе казалась слишком легкой, а когда ты в таком состоянии, то вообще не ощущал, насколько она тяжела. Пушинка, не иначе.
Аккуратно, насколько способен, усаживаешь жену на диван, откинув волшебную палочку на столик, ведь больше она не понадобится, правда? Своими огромными ладонями, ты обхватываешь её лицо, покрывая поцелуями. Убираешь мешающиеся локоны, твое дыхание вновь неровное, а пульс учащенный, но уже не от гнева, а от нахлынувших чувств к ней. Ты никогда бы не назвал этот синдром любовью, но между вами всегда определенно что-то было, что-то, что нельзя называть вслух, дабы не утратить. Кристиана манила, могла даже обуздать твой гнев, но надолго ли? Тебе это нравилось, ты никогда бы не женился на ней, если бы ничего не испытывал. Ты думал, что это скоро пройдет, но пока не проходило, оно жило в вас и ты хотел только её, потому она твоя. И ты мог поклясться, что убьешь её, если попробует изменить.
- Не делай больше так, - горячо шепнув ей в ухо.

Отредактировано Miguel Parkinson (2015-03-15 10:11:48)

+1

10

- Мне не нужны рестораны, я хочу, чтобы ты был моим. Хочу знать, что никто больше не сделает так , мягко касаюсь его губ своими, медленно закусывая его верхнюю губу, рассасывая ее как конфету. Углубив поцелуй, слегка приподнимаюсь и зажав его бедра между своих, устраиваюсь верхом. Я скольжу горячими руками по его шее, и снова принимаюсь за рубашку,  плавно, стараясь не повредить ни одну пуговку, расстегиваю одну за другой. Как же хотелось сорвать ее с него, пройтись ножницами по дорогой ткани, это всего лишь вещь, преграда к желаемому скрытому под ней. В нос ударяет запах чужих духов, приторно сладкий, пудренный как мне показалось. Таких никогда не было в моей коллекции, наполненной только легкими цветочными ароматами. Этот же больше напоминал удавку, плотно стягиваясь вокруг шеи до удушения. Морщусь, пытаясь скрыть своё отвращение, перед глазами всплывают улыбающиеся лица супруга со своей новой пассией Бетти. Не знаю почему я дала ей это имя, но оно подходило ей, такая же глупая пустышка, не способная даже удовлетворить мужчину, раз он вернулся от неё ко мне, своей законной супруге. Она мне не соперница, ничто, пустое место,  тогда почему ревность подбиралась и покатываясь очередной волной, превращая всю нежность в раскаленный комок нервов. Вместо рубашки я уже представляла как лезвие скользит по коже Мигеля и оставляет алые выступы. Я скольжу языком по ним, какое же бурное моё воображение. Ревность набирала обороты, но пыл от прошлого скандала ещё не успел остыть и дабы не провоцировать супруга вновь, я решила сменить тактику. Доказать ему, что единственная женщина которая ему нужна - я. и только я. - Ты слишком желанен, чтобы делить тебя с кем-то. Расстегнув его рубашку окончательно, одним рывком откидываю его на диван, наклоняясь над ним. Как много времени прошло с нашей первой ночи, а я все ещё вздрагиваю от его близости. Скольжу губами по его грудной клетке, торсу, не пропуская и сантиметра. Руки уже поспешно пробрались под его ремень, высвобождая из тугой пряжки. Не хочу его делить, он только мой. Внутри разжигается пламя, я возбуждена. Должно быть адреналин все ещё бурлил в крови, но я перестала ощущать отвратительный перегар,  эти дешевые духи. Стерлась измена, ссора, страх. Любила ли я его? Готова ли была отдать всю себя? То, что началось как злой рок, фальшь и игры на выживание, стали чем-то большим. Я нуждалась  в нем. И отрицать не имеет смысла. За ремнем пришла очередь ширинки. Один резкий бжик, и рука скользнула вовнутрь легко сжимая его плоть. Возбуждён. Ощущаю, слышу в его сбитом дыхании. Поднимаюсь чуть выше и накрываю его губы вновь, целуя. - Мой.

+1

11

- Никто так не сделает, никто так не умеет, дьяволица.
Только когда находишь истинный алмаз, понимаешь, какими дешевками были остальные камешки. Они все ничто, по сравнению с тем, что есть у тебя. Дешевые девицы в занюханных, прокуренных пабах, поросших грязью, с тошнотворными духами. Выкинуть, растереть, забыть, только не её. Не твою супругу, которая невероятным образом, умудрялась тобой манипулировать, как происходящее еще называть? Она знала какой-то старинный рецепт, как сделать так, чтобы ты не остыл к ней с течением времени, и тебе хотелось, чтобы этот волшебный рецепт действовал постоянно.

- Мы никогда не станем другими, мы запомнимся такими, молодыми и страстными.
Как хотелось, чтобы эта фраза звучала всю жизнь, успокоением для души. Кристиана сравнима с азартной игрой, чем больше с ней существуешь, тем больше понимаешь, что втягиваешься в неё по самые уши. Опасная рулетка. Никто и никогда, твое тело возбужденно реагирует на каждое ее прикосновение. Пальчики оставляют дорожки горячих следов, обжигая кожу. Вот, что бы ты делал с холодной леди? Представить себе не можешь, а со своей супругой ты определенно знал, что делать. И она знала, как доставлять тебе букет наслаждений и удовольствий. Уже не дикая лань, а настоящая тигрица, расправляется с твоей рубашкой. Твои мышцы напряжены, гнев сменился страстными порывами. Яростные поцелуи, её губы, руки, тебе нравится все в ней. Безупречна. А как она играет с твоим самолюбием? Тебе льстит, что ты слишком желанен. И ты её ни с кем не разделишь, никогда. Шаловливые ручки супруги, искусно расправляются с ремнем, а затем и с ширинкой. И почему ты уже почти голый, а она до сих пор за тряпкой скрывает рельефы своего изящного тела? Непорядок и это нужно исправлять. Кажется, её рука скользнула по твоей восставшей плоти и ты, усмехнувшись, властно распахиваешь плащ супруги. Несколько пуговиц звякнуло по полу, не рассчитал немного своей силы. Эти тряпки так непрочны. Всего лишь обертка, которую любят рвать, желая достать подарок. И плащ уже покоится на полу, там ему место. Дорогое и не скромное белье, и в этом она собиралась от тебя уйти? С ума, что ли сошла? Вот ведь дрянь! От возбуждения её груди вздымаются и опускаются, и ты целуешь ложбинку меж них. Кристиана и впрямь сегодня для тебя старалась, а ты до сих пор еще не оценил, как же ты промахнулся? Все поправимо.

- Моя.. и никто, никогда не посмеет забрать тебя у меня, - а иначе смерть ему фраза, которую ты завершил мысленно, но она все поймет в твоем взгляде, которым ты одарил её, оторвавшись от грудей. Ты позволяешь ей оставаться сверху, если она сегодня так захотела, сегодня все по её правилам в знак твоего извинения, которое никогда не повиснет в воздухе, но отразится в действиях. Пусть правит балом этой ночью...

0


Вы здесь » MORES MΛJORUM » ARCHIVE » «Разбей! Сожги! Разорви!», 31 августа 1980


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC