Вверх страницы
Вниз страницы
«MORES MΛJORUM»
Cui ridet Fortuna, eum ignorat Femida
Добро пожаловать на самый неординарный проект по книгам Джоан Роулинг.
Наша игра разделена на два больших периода: 50-е и 80-е годы - в каждом из которых свои яркие герои и свои сюжетные линии. Если ваш персонаж жив и в 50-ых, и в 80-ых, то вы с легкой душой сможете отыграть его в разных возрастах. Важно то, что события 50-ых годов влияют на события 80-ых. А значит история, которая нам всем так хорошо знакома, может пойти совсем по иному сценарию.
диалог с амс | роли 50-х | роли 80-х | faq по форуму
вакансии 50-х | вакансии 80-х | колдографии
нужные 50-х | нужные 80-х | акция 50-х | акция 80-х
АКТИВ «MORES MΛJORUM»


ИГРОВЫЕ СОБЫТИЯ 50-Х
Октябрь 1951 года. Сыро, на 6 градусов выше нуля.


6 октября. Инквизиция, узнавшая от Бэлчера о существовании таинственного дневника, бросила часть своих сил на поиски артефакта.
Действующие квесты: «Сага неприятных известий» и «Кошелек или жизнь».



ИГРОВЫЕ СОБЫТИЯ 80-Х
Октябрь 1981. Первые морозы, на дорогах - тонкий лед, очень скользко. На один градус меньше нуля.


3 октября. Пожиратели Смерти устраивают нападение на маггловскую деревеньку в Ирландии, чтобы оттянуть на себя основные силы Аврората. В это же время, Темный Лорд и его ближний круг попадают в Отдел Тайн в поисках пророчества. Но некоторые сотрудники Отдела уже предупреждены о грозящем нападении, и как только между Невыразимцами и Пожирателями Смерти начинается битва, в Отдел прибывает часть Аврората и Орден Феникса.
Действующие квесты: «Ирландские ночи» и «Погоня за тенью».

Вы можете найти партнера для игры, заказать квест или посмотреть возможности для игры.

MORES MΛJORUM

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MORES MΛJORUM » PENSIEVE » «Поворот не туда», 15 июня 1972


«Поворот не туда», 15 июня 1972

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

1. Место и время
Прием в доме Блэков; Гриммо, 12; около восьми часов вечера.
2. Участники квеста
Беллатриса Лейстрейндж и Сириус Блэк.
3. Сюжет квеста
В доме Блэков торжество, но есть мрачный щекотливый факт для древнейшего и благороднейшего семейства - старший сын Ориона и Вальбурги поступил на Гриффиндор. Что на это скажет кузену Белла и к чему это приведет - смотрите сами.

+1

2

Вечера Вальбурги Блэк, впрочем, любого из Блэков, были безумно утомительны. Беллатрикс не любила этот дом - он больше напоминал клетку, вынужденность прятаться от остального мира, который давно следовало подчинить. Весь вечер она сохраняла относительно скучающий вид, который сопровождал любого англичанина из высшего общества. Муж как-то сумел отвертеться от общества ее родственников, а для Беллы это было невозможной роскошью. Роскошью, потому что Беллатрикс своих родственников не любила.
Вальбурга весь вечер вела себя крайне зажато: все время ждала упоминания о своем "неудавшемся" первенце. Первый час гости тактично молчали, но вино быстро развязало им языки, и на какой-то, даже долгий, срок Сириус Блэк стал объектом всех ядовитых стрел семейства. Выслушивая длинные тирады всех, кто так или иначе связан с фамилией, Белла предпочитала молчать, чтобы никакая змея не позволила себе упомянуть о предательнице-сестре. Никто и не упоминал, но Белла, окруженная мыслями со всех сторон, не могла оставить вопрос о кузене так просто.
В Андромеде был характер, и она использовала его не с тем знаком. В еще одном Блэке, кроме Беллатрикс, есть характер, но он снова пошел не по той дорожке. Беллатрикс считает это своим долгом. Беллатрикс не может оставить это просто так.
- Эй, Блэк, - негромко зовет Беллатрикс, устремляясь в один из узких и темных коридоров дома. Новость о том, что нахальный сын Вальбурги-таки поступил на Гриффиндор разнеслась среди всех Блэков, пусть и бывших, с невероятной скоростью. Пожалуй, такого тяжкого преступления не совершал еще никто из древнейшего и благороднейшего (может быть Белла после просто решила его перещеголять?). - Блэ-эк, - манерно и нараспев, уходя все дальше по темному коридору, в котором до удивительности ни Мерлина не видно, минуя гостиную и столовую, полных многочисленной напыщенной родней, но ничего не делающей, чтобы защитить собственное имя. Беллатрикс прекрасно слышит где-то позади себя тихие, почти бесшумные шаги и молниеносно хватает мальчишку за руку.  В ее лице читается настоящее торжество: если мать не может доступно объяснить Сириусу Блэку, как себя следует вести наследники чистокровного семейства, то она с удовольствием ей поможет. Не даром они всегда были немного похожи. - Не уж-то один год среди гриффиндорцев напрочь лишил тебя всякого представления о манерах? - хмыкнув, произносит Белла, и на конце ее палочки загорается тусклый, но достаточный, чтобы видеть наглое лицо мальчишки, шарик света. Она легко за локоть оттаскивает Сириуса в сторону, помогая себе волшебной палочкой, практически загоняет его в пустующую комнату и запирает дверь. - Рассказывай, кузен, как же тебе удалось сморозить такую глупость. Кажется, даже Альфард оказался не способен на такое безумство, - на самом деле Беллатрикс смешно. В глубине души она считает этот поступок безрассудно-смелым и чувствует, что такие как этот Блэк, единственно способны на поступки. Нужно всего лишь выбрать нужный полюс. Правильный полюс. - И избавь меня от нытья, - заранее предупреждает Белла, - Уверена, что тебе надоело видеть трясущиеся от гнева губы своей матушки, - потому что как только Сириус посреди вечера попадался ей на глаза, она впадала в третью фазу бешенства и совершенно переставала себя контролировать. Прямо как лев перед прыжком, если к Вальбурге могло быть применимо такое сравнение.

+1

3

Если вы родились в древнейшем и благороднейшем доме Блэков, то вероятнее всего ещё в детстве вы становитесь либо законченным параноиком, либо абсолютно бесстрашным и хмурым человеком, который не боится принять на себя удар известной злодейки Судьбы. Мрачные своды семейного имения на Гриммуальд-плейс №12 учат вас принимать и понимать атмосферу настоящего ужаса. Если маггловские детишки дрожат от каждого упоминания о Бугимене, отрубленных головах и странных вещах, которые в момент могут тебе обжечь руки до мяса, то я в этом жил с раннего детства и не дрожал от каждого шороха, точно зная, что та тварь, что это издает, для меня не опасна. А если и опасна, то матушка с отцом позаботиться о том, чтобы её кишки превратились в пепел в считанные минуты.
     Плюс, если вы родились в древнейшем и благороднейшем доме Блэков, то вы перестаете со временем удивляться тем, как здесь обходятся с детьми. Я всегда удивлялся тому, как различалось отношение бабушек-дедушек-дядей-тетей ко мне и моему брату от того, чего удостоверились наши кузины. Искреннее любив мягкую и мудрую Меду, ставшую моим первым кумиром, неплохо относясь к Циссе и побаивавшись чрезмерно похожую своим крутым нравом на нас с матерью Беллу, я не понимал, чем они от нас отличаются. Я не видел в себе того хваленного наследника, которым меня видело семейство, нуждающееся в знаменоносце, как сказал мне однажды дедушка Арктур. Каждый день моей маленькой и разнесчастной жизни был наполнен стараниями не расстраивать маму и соответствовать ожиданиям отца. Я даже не знаю, кто из них был более требователен по отношению ко мне.
    Они редко позволяли мне принимать решения самостоятельно, сначала говоря, что я слишком мал, а потом, объясняя свою тираничную природу тошнотворной фразой «тебе так будет лучше». Мои шалости родители научились воспринимать, как причуды характера и воспринимать меня, как весьма яркого и необычного представителя Блэков. Мои слишком наивные и искренние вопросы на приемах, повергающие достопочтенных друзей семейства в шок, они воспринимали, как недостаток порки и наказывали меня, хотя вряд ли относились серьёзно. Но вот  своевольного поступления на Гриффиндор и дружбы с полукровным Ремусом и Питером они простить не могли.
    После громовещателя от матушки, полученного второго сентября прошлого года, я понимал, что приехать и все объяснить на зимних каникулах – мой долг. Это позволило бы матери не слишком сильно гневаться на меня и смягчило обстановку в доме. Но я, как последняя слизеринская крыса, а не новоиспеченный гриффиндорец откровенно зассал приезжать домой на Рождество, предпочтя провести его в Хогвартсе. И да, разумеется, по приезду на лето я прочувствовал на себе всю силу материнского гнева. С первого дня каникул я был посажен под домашний арест и ограничен книгами и прочим. Мне необходимо было отрабатывать свой проступок. Когда матушка увидела, что я решил написать Ремусу, чтобы узнать, как у него дела, у меня были отобраны письменные принадлежности и мой личный филин. Мне как-будто обрезали крылья, заставляя считать дни до осени.
    Но все эти издевательства надо мной были ничем по сравнению с тем, что мне приходилось терпеть на сегодняшнем семейном сборище. Сначала я, вычищенный и доведенный до совершенства, робко ступал по залам, не прячась от родни. Я изо всех сил пытался выглядеть достойно, как меня учили в раннем детстве, но гнетущая атмосфера не позволяла долго находиться на виду, а засим весьма закономерно, что уже через час я решил потеряться в коридорах поместья, дабы не мозолить родителям глаза и не быть объектом всеобщего порицания и немых насмешек.
    Скитаясь по мраку коридоров, которые я знал, как свои пять пальцев, мне не посчастливилось попасть на Беллатрикс, которая явно решила провести со мной сеанс обучения хорошим манерам. Ей сыграл на руку эффект неожиданности, иначе как бы меня удалось просто так затащить в пустую комнату? Совершенно растерянный, я потерял контроль над телом и грохнулся на пол, слушая угрозы кузины. Длинная челка упала на глаза, заслоняя злобный и отчаянный взгляд. Сердце бешено стучало от страха, но позволить себе разревется, как девчонка, я не мог, потому, что уже на этот момент рыжий стеревец Гриффиндор взял меня в оборот, а темные корни не позволяли показывать собственную слабость.
- Я поступил так, как мне хотелось. Мне хотелось учиться с лучшим другом, а Шляпа лишь подсобила в этом, Белла, – мой голос оказался не столь уверенным, как мне хотелось. Это было скорее напряженное оправдание, которое бы раздразнило сестрицу, но уж никак не избавило бы меня от последующего боя. Как новичок, я был обязан его принять, и это понемногу начинало придавать воодушевляющий окрас, но, говоря по правде, мне никогда не было так страшно. Матушка была злобной и вспыльчивой, но к скандалам с ней я привык, а вот Беллатрикс вызывала у меня неподдельный ужас, и я ничего не мог с этим сделать. – А ты умеешь поступать, как тебе хочется? – я вскочил на ноги и решил держать оборону. Во чтобы мне это не стоило.

+2


Вы здесь » MORES MΛJORUM » PENSIEVE » «Поворот не туда», 15 июня 1972


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC