Вверх страницы
Вниз страницы
«MORES MΛJORUM»
Cui ridet Fortuna, eum ignorat Femida
Добро пожаловать на самый неординарный проект по книгам Джоан Роулинг.
Наша игра разделена на два больших периода: 50-е и 80-е годы - в каждом из которых свои яркие герои и свои сюжетные линии. Если ваш персонаж жив и в 50-ых, и в 80-ых, то вы с легкой душой сможете отыграть его в разных возрастах. Важно то, что события 50-ых годов влияют на события 80-ых. А значит история, которая нам всем так хорошо знакома, может пойти совсем по иному сценарию.
диалог с амс | роли 50-х | роли 80-х | faq по форуму
вакансии 50-х | вакансии 80-х | колдографии
нужные 50-х | нужные 80-х | акция 50-х | акция 80-х
АКТИВ «MORES MΛJORUM»


ИГРОВЫЕ СОБЫТИЯ 50-Х
Октябрь 1951 года. Сыро, на 6 градусов выше нуля.


6 октября. Инквизиция, узнавшая от Бэлчера о существовании таинственного дневника, бросила часть своих сил на поиски артефакта.
Действующие квесты: «Сага неприятных известий» и «Кошелек или жизнь».



ИГРОВЫЕ СОБЫТИЯ 80-Х
Октябрь 1981. Первые морозы, на дорогах - тонкий лед, очень скользко. На один градус меньше нуля.


3 октября. Пожиратели Смерти устраивают нападение на маггловскую деревеньку в Ирландии, чтобы оттянуть на себя основные силы Аврората. В это же время, Темный Лорд и его ближний круг попадают в Отдел Тайн в поисках пророчества. Но некоторые сотрудники Отдела уже предупреждены о грозящем нападении, и как только между Невыразимцами и Пожирателями Смерти начинается битва, в Отдел прибывает часть Аврората и Орден Феникса.
Действующие квесты: «Ирландские ночи» и «Погоня за тенью».

Вы можете найти партнера для игры, заказать квест или посмотреть возможности для игры.

MORES MΛJORUM

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MORES MΛJORUM » PENSIEVE » «Тренировочный день», 6 июля 1949


«Тренировочный день», 6 июля 1949

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

1. Точная дата (дд.мм.гг.), время и место
6 июля 1949 года, Лонгботтом-Хаус
2. Участники квеста
Callidora Longbottom и Walburga Black
3. Сюжет квеста
Увлечение темными искусствами до добра не доводят. Особенно, если этим увлекаются Блэки.

0

2

Взмах волшебной палочки и обои гостиной Лонгботтом-Хауса меняют свой цвет с зеленого на светло-голубой, словно ясное небо. Собственно, взглянув на июльское небо Личфилда, женщина и приняла решение, что обои должны быть именно этого оттенка. Как же все-таки миссис Лонгботтом любила магию. Одним взмахом палочки – цвет обоев сменился, второй – обивка мебели стала белоснежной, другой – камин, кажется, сменил камень, из которого он состоит, но на деле это означает лишь внешнюю трансформацию до тех пор, пока Дора не решит, что камин ей надоел.
Рядом играл 5-летний Хелиодорус с фигурками игроков «Puddlemere United», кидая их в эльфийку Кристал, что старательно натирала до блеска столовое серебро, хранящееся в серванте. Она каждый раз вздрагивала, когда очередной спортсмен  попадал в неё, но упорно отказывалась издавать хоть толику возмущения. И это было необычно разумно с её стороны, ведь леди Каллидора несомненно примет сторону сына в любом случае. Не замечал страданий эльфийки и глава семейства, Харфанг, скрывшийся за «The Daily Prophet» и углубившийся в его изучение, что означало отрицание им реальной действительности и редкие восклики наподобие: «Что за безобразие?», «Чем они вообще думают?» «Да, устанавливать курс галеона очень умно, особенно, в условиях послевоенного времени!». Старшая дочь, последний представитель этой семьи, находилась в своей комнате. Она решила игнорировать приезжающих гостей, поскольку в жизни их не видела и вообще не понимала, почему её матушка стала ещё более нервной, чем обычно. Но интересоваться причиной у миссис Лонгботтом не посчитала нужным.
Благоразумие старшей дочери, разумеется, давало ей множество преимуществ в отношениях с матерью, ведь будь она, Кибел, столько беззаботной, как её младший брат, Каллидора ответила ей тоже самое, что Хелу десяти минутами ранее: «Ваши кузены, мистер Орион и миссис Вальбурга Блэки, очень нам дороги и потому к их приезду должно быть все более чем идеально!». А Дора не любила повторять одно и то же дважды, ведь это означало неторопливость или глупость собеседника, т.е. ровно те качества, что миссис Лонгботтом не любила.
Впрочем, беспокойство Каллидоры можно было объяснить и ещё одной причиной, о которой детям знать не полагалось: это первый визит представителя первой ветви семьи и его жены после изгнания младшей сестры Доры, Цедреллы, а потому важно было показать себя в лучшем виде. Подумав о том, что сыну совершенно не обязательно знать такие подробности, она попросила его подняться наверх, к сестре, и поиграть с ней. И хотя Хел не хотел покидать комнату, ведь он ещё не познакомился с «дядей» Орионом и «тетей» Вальбургой, он неохотно собрал свои игрушки и удалился. Кристал испустила вздох облегчения, за что тут же была наказана заклинанием розг, так любимое Каллидорой и которым волшебница владела в совершенстве.
Наконец, к двум часам пополудни, когда поместье было приведено в должное состояние, эльфийка Кристал объявила о появление четы Блэков на принадлежащем поместью участке. По такому случаю Харфанг отложил газету и встал по правую руку от жены.
– Тебе следует убрать грязь вот отсюда, если ты не хочешь, чтобы об этом рассказывали на Гриммолд-Плейс ещё месяц, –  сказал он, неопределенно махнув, показал не то на нос, не то на щеку жены и поспешно отвернулся, чтобы поприветствовать портрет деда, который стоял на журнальном столике по правую сторону от Харфанга. Скомпрометированная собственным мужем (нет, каков нахал!), Дора спешно трансфигурировала книгу в зеркальце и убрала тот чудовищный недостаток, указанный супругом. И едва она положила зеркальце в комнату вбежала эльфийка, отвешивая поклоны чете Блэков. Она не забыла и повторно объявить о прибытие гостей:
– Мистер Орион Блэк и миссис Вальбурга Блэк, – пискливо отозвалась Кристал и затихла, ожидая поручений. Едва завидев дорогих родственников, Дора спешно подошла к ним и, поцеловав обоих в щеки, пригласила Блэков в зал. Однако Харфанг придерживался другого мнения и спустя менее полчаса увел Ориона в свой кабинет, предоставив тете и племяннице обсудить «свои женские штучки».
– Кристал, принеси нам с миссис Блэк чай, - повелительно сказала миссис Лонгботтом и с улыбкой повернулась к племяннице, – Чудная мантия, Вальбурга, однако, ожидать чего-то безвкусного от тебя было бы преступлением!

+1

3

В этот теплый и спокойный июльский день Вальбурге не хотелось сидеть дома и скучать с вечнозанятым делами Орионом и надоедливым Кричером, который пытаясь выслужиться перед ней, то и дело спрашивал о пожеланиях хозяйки. В конце концов не выдержав его эльфийской надоедливости Вальбурга запустила ему в голову туфлю, которая кстати говоря попала прямиком в глаз бедному эльфу. Тот испустил вскрик боли и спешно удалился, держась за ушибленное место и бормоча извинения. Вальбурга сняла еще одну туфлю и кинула ему вслед. На счастье эльфа, она не была столь меткой во второй раз и поэтому туфля с резким звуком ударилась о стену, как раз в паре сантиметров от руки, входящего в комнату Ориона. На его удивленное выражение лица Вальбурга лишь неопределенно пожала плечами. Орион хмыкнул и направился к книжным стеллажам, чтобы найти какую-то особенно важную книгу, которая понадобилась ему в работе. Однако Вальбурга не стала терять время даром - она стала красноречиво и эмоционально описывать свою скуку от ежедневного безделья, жаловаться на своих неразумных братьев (в особенности конечно же на балбеса-Альфарда) и в качестве десерта она заявила о желании посетить свою тетушку Каллидору и ее семейство. Надо отдать Ориону должное - он слушал ее спокойно и даже иногда издавал какие-то стоны, которые она принимала за возгласы согласия. Наконец ее дражайший муженек сдался под таким напором и согласился сопроводить ее к тетушке, за что и получил благодарный поцелуй в щеку.
Вальбурга выбежала из гостиной босиком, громко зовя Кричера, которого сама же и отослала прочь некоторое время назад. Эльф тут же материализовался перед ней - он уже успел наклеить на ушибленный глаз какой-то лист из ее сада и даже проделать в нем небольшую дыру для зрачка. Вальбурга лишь неопределенно хмыкнула, глядя на этот несуразный способ самолечения и больше никак на это не отреагировала. Эльфу же она поручила приготовить все для поездки к тетушке Каллидоре - начиная от подарков ее детям и заканчивая платьем самой Вальбурги. Она прекрасно помнила о том, что это первый визит с тех самых пор, как ее другая тетушка - Цедрелла лишилась уважения и поддержки всего рода за свой выбор супруга. Все были возмущены и даже несколько шокированы ее выбором, однако Блэки долго не церемонятся с такими вещами - один взмах волшебной палочки и на родовом гобелене вместо "Цедрелла Блэк" стала красоваться черная обугленная дыра, а ее имя больше никогда не упоминается в стенах всех родовых поместьев семейства Блэк. Своим же визитом Вальбурга несомненно хотела проверить Каллидору и ее семью на лояльность чистокровной идеологии, но вместе с тем и показать ей, что значит быть идеальной, величественной и незапятнанной.
После довольно продолжительных сборов, споров с мужем и одной разбитой дорогой вазы, чета Блэк все же покинула Гриммолд-Плейс. И некоторое время они уже величественно вышагивали по дорожке, ведущей к дома Лонгботтомов. Очевидно их уже ждали, потому как только Орион протянул руку, чтобы постучать в дверь - дверь тут же распахнулась и перед ними очутилась домовуха, которая поклонилась им так, что чуть было не уткнулась носом в свои ноги. Вальбурга одобрительно кивнула ей и под ее восторженно-раболеческий писк проследовала вместе с мужем в гостиную. Едва завидев их, Каллидора тут же спешно бросилась к ним, дабы поприветствовать поцелуями в щеки. Вальбурга замерла с искусственной улыбкой на губах, тщательно скрывая вихрь эмоций, будущий в ее душе - от радости встречи с дорогой тетушкой до отвращения от осознания, что она является одной крови с предательницей - Цедреллой. Однако спустя полчаса бесед и воспоминаний, радость в душе Вальбурги все же пересилила отвращение и она уже увлеченно рассказывала о последних сплетнях в светском обществе своей тетушке. Видимо такая женская болтовня слишком утомила их деловых мужей, поскольку они решили удалиться в кабинет Харфанга и побеседовать в более тихой и спокойной обстановке. Каллидора, тут же приказала принести им чай и стала отвешивать комплименты. Вальбурга была падка на лесть, поэтому она мило улыбнулась тетушке.
- Благодарю, Каллидора, она делалась на заказ специально для меня, - она стала разглаживать несуществующие складки на мантии, - если хочешь, я оставлю тебе координаты этого чудесного человека и он сошьет тебе все, что ты захочешь , - сказала она ей, разглядывая убранство залы. Взгляд ее зацепился за книжный стеллаж и прошелся вверх до самых увесистых и пыльных томов, - кстати говоря, у меня есть для всех вас подарки , - она громко позвала своего эльфа, который тут же незамедлительно появился посреди залы, нагруженный различными свертками, в которых были игрушки, книги, драгоценности и новый фарфоровый сервиз, - тут есть одна любопытная книжонка, я ее купила на днях у "Борджина и Берк", помятуя о твоих увлечениях, мне показалось, что тебе будет интересно на нее взглянуть, - женщина указала на темно-зеленый сверток, который несомненно скрывал в себе толстый и древний фолиант полный опасных, но все же весьма любопытных вещей.

+1

4

Если быть уж совсем откровенными, то к своей названной племяннице, на деле они имели более дальнее родство, Дора всегда относилась неоднозначно. Несмотря на роднящую родственниц уважение к своему роду и положению в нем, характеры женщин, тоже в некоторых вещах схожие, мешали им стать по-настоящему близкими. Вот и выходило, что Вальбурга и Каллидора могли долгое время не видеться, а после общались так, словно и не было этой пропасти в несколько лет.
И это положение вещей миссис Лонгботтом более чем устраивало. По той простой причине, что давало место для маневров, возможность хранить что-то в тайне, а что-то продемонстрировать на зависть племяннице.  Ведь кто бы что не говорил, а наглядно доказать, что Дора превосходила своего, грубо говоря, соперника в чем-либо всегда приятно. В особенности если этот соперник имел все условия для развития, а Вальбургу женщина считала куда более везучей в некоторых вещах, это стоило признать.
Взять хотя бы её мужа, Ориона. Давайте на чистоту, если бы 11 лет назад Каллидора вышла замуж за одного из своих кузенов, её положение было куда более завидней. По той простой причине, что устои в семье Блэков многовековые, не было бы той пропасти, что преследовала Каллидору и Харфанга вот уже 11 лет брака. Да и наследника она бы тогда подарила не дому Лонгботтомов, а Блэкам.
Дети – это особая гордость Каллидоры. Она искренни убеждена, что Кибел и Хелиодорус идеальные дети, во всяком случае, Хел точно воплощение самого Мерлина. И осознание этого всегда придавало Каллидоре внутренних сил для того, чтобы противостоять статусу Вальбурги, на данной момент бездетной.
– О, не стоит, дорогая, мантии мне шьет мамин портной, а до мамы он шил мантии моей бабушке, в общем, не хорошо будет прерывать эту чудную традиции, – улыбаясь, ответила Дора, разгладив складку мантии на коленях, – Вальбурга! Право, незачем было тратиться, мы же семья!   
Каллидора с восторгом маленького ребенка переводила взгляд с одного подарка племянницы на другой. Заприметив в руках домовика фарфоровый сервиз, падкая на любого рода посуду, Каллидора не сдержалась и протянула руку, чтобы взять с подноса чудную чашку. Разглядывая чашку со всех сторон, наблюдая как лучи света играют на её поверхности, Дора не прекращала улыбаться, пропуская мимо себя весь окружающий мир, в число которого входила и перепалка разгоревшаяся за дверьми зала.

В это время за дверью.

Маленький Хелиодорус, ослушавшийся слов матери, мерил шагами двери, разделяющие холл и зал. Мальчик метался между совестью, не желавшей разочаровывать мать, и жгучим желанием, познакомится с одной из многочисленных родственниц, которую так любила его матушка. Проблема разрешилась сама собой с появлением домовухи Кристал, что несла чай для своей хозяйки.
– Мастер Хел! Вы же слышали слова миссис Каллидоры, вы должны быть наверху с мисс Кибел! – яростно прошептала домовик, знавшая наверняка, что бывает, когда все идет не по плану хозяйки. Куда меньше она понимала, что мастер Хел перенял от своей матери куда больше черт, чем кажется на первый взгляд. Вот и сейчас, увидев пренебрежение со стороны «низшей» расы, по словам матери, мальчик разозлился не хуже Доры.
– Не смей мне указывать, жалкое отродье! – выбор, имевший место ранее, решился сам собой и мальчик схватился за ручку двери. Кристал старалась удержать ребенка, но Хел второй рукой выбил поднос из руки домовика. Освободившейся рукой домовуха ухватилась за руку маленького хозяина, но опаздала, дверь открыта, а Хелиодорус не отрывал взгляда от руки домовика на своей.

– Мама! Она задела меня! Я теперь тоже превращусь в домовика, да? – двери зала неожиданно открылись и ударились о стены, а ребенок прибежал к матери, упал на колени и обнимал маму за ноги одной рукой, а  другую, «испачканную», положил на колени Каллидоры.
Дора ещё не до конца осознавшая, что вообще произошло, переводила взгляд с младшего сына, который трясся, словно заведенный, на домовуху Кристал, которая потупив взгляд, так и осталась стоять на месте. Не укрылся от её взгляда и чай, который из разбившегося чайника теперь растекался по полу и неминуемо приближался к напольному покрытию. 
Её идеальный день превратился в ужас. Её настроение скатывалась с каждой секундой все ниже и ниже. О том, что творилось в голове племянницы, она и подумать боялась. Подняв сына и усадив его на диван между женщинами, она взяла платок и пару раз протерла руку сына, пока тот, не вырвав платок из рук, не начал тереть раз в пять быстрее, что уже спустя минуту рука стала красной.
– Хел, не сходи с ума. Ты не превратишься в домовика, – слишком спокойно Каллидора, всеми силами сдерживала себя, боясь реакции ребенка. Не хватало ещё, чтобы он расплакался на весь Лонгботтом-Хаус, – Поднимись наверх. И не спускайся, пока я не дам своего разрешения.
Последнее слово было сказано тоном требующего полного подчинения и Хелиодорус, редко видевший матушку в подобном состояние, кротко кивнул и, продолжая тереть платком руку, вышел из комнаты, обходя домовика по самому большому радиусу.
– Кристал…        
– Миссис Каллидора, я не виновна! Я не хотела! Он стоял у двери! Вы запретили ему заходить! Я не хотела! Не наказывайте меня! – домовик упала на колени и уткнулась носом в пол. Теперь и её трясло, как и Хелиодоруса минутами ранее. Каллидора поднялась с дивана, и маленькими шагами приближалась к домовухе, сопровождая свою ходьбу монологом, с каждым словом говоря все громче:
– Кристал, Кристал, Кристал. Сколько раз мне повторять тебе, чертовой прислуге, грязи под моими ногами, чтобы ты держала язык за своими гнилыми зубами? Тебе сделали одолжение, приняв в этот дом, наградив тебя крышей над головой одного из самых привилегированных поместий в Магической Британии. Дали тебе работу, которой нет у многих твоих собратьев. И вот как ты отплачиваешь нам? Variari virgis!* Чего разлеглась?! Быстро убрать здесь все! Variari virgis!* Ещё один промах и твоя голова слетит с твоих плеч и присоединится к головам на Гриммольд-Плейс! Variari virgis!*
Каллидора часто дышала, но пыталась восстановить дыхание, одновременно с этим наслаждаясь наступившей тишине. Она опустила палочку и свободной рукой поправила прическу. Развернулась к племяннице. Улыбнулась словно ничего не произошло.
- Прости за весь этот… бедлам. Иногда бывает очень сложно уследить за всем, когда в подчинение столь неразумное существо, - последние слова обращались к Кристал, которая принесла новый поднос с чаем, не поднимая глаз. Поставив его Кристал с хлопком исчезла.

Чары.

Variari virgis - заклятие розги. Невидимый хлыст бьет по телу противника при взмахе палочкой.

p.s.

я не нашла ничего более подходящего, а потому предлагаю наделить это заклинание весомым уроном, хотя бы в рамках этой игры.

+1

5

Вальбурга указывала на очередной сверток и детально объясняла Каллидоре, что же скрыто под вычурной подарочной упаковкой. В ее голосе отчетливо звучали нотки самодовольства. Да, Вальбурга определенно обладала хорошим вкусом и практически всегда идеально подбирала подарки для своих многочисленных родственников и так называемых друзей. Она гордилась этим умением и открыто демонстрировала его, ожидая на комплименов и сладких подобострастных речей. Она, как и любая женщина, была падка на лесть. А восторженные вздохи заставляли ее чувствовать свое превосходство.
- Да. Традиции это то, что отличают нас от плебеев, коих развелось сейчас великое множество, -  запоздало отозвала она, сморщив при этом нос, будто почувствовала крайне неприятный запах, - все эти грязнокровки, предатели крови, как их вообще допускают до власти? - задала она риторический вопрос, при этом не скрывая своего отвращения и возмущения, - но, если вдруг ты захочешь сменить традицию пошива мантии, - вернулась она к прежней теме, - то ты знаешь, как меня найти, - пожала плечами Вальбурга, едва заметно улыбаясь. Пустой обмен любезностями и полунамеками, все как и всегда - неизменно. Заметив, что Каллидора заинтересовалась чайным сервизом, она не преминула сказать о том, что это антикварный китайский фарфоровый набор, который было не так то просто найти. В это же время за дверьми были слышны голоса и шум, который Вальбурга последовав примеру Каллидоры благодушно игнорировала.
- Это единственный экземпляр, поэтому можешь быть уверена в том, что больше ни у кого не увидишь его. Я думаю, что ему несколько веков, но я могу ошибаться, - она чуть повысила голос, чтобы хоть немного заглушить голоса за дверью, - продавец заверил меня, что он обладает магическим свойством - не разбиваться. Но не думаю, что ты захочешь.., - она не договорила свою фразу, потому как начался настоящий бедлам. Дверь резко распахнулась, одновременно послышался жуткий звук, от упавшего на пол подноса. Вальбурга вздрогнула и поморщилась от столь неприятного звука. Она перевела глаза с Каллидоры на дверь и на ее губах сразу же появилась презрительная ухмылка. В дверях стоял сын Каллидоры, с перекошенным от злости и отвращения лицом, за руку его держала эльфиха. И все это дополняли фарфоровые осколки, разлитый чай и серебряный поднос. Вальбурга перевела взгляд на всю эту грязь и ее ухмылка стала шире - да, несомненно Каллидора находилась сейчас далеко не в выигрышном положении в ее глазах.
- Пожалуй, подарить тебе сервиз - было моей лучшей идеей, - снисходительно прокомментировала она, а затем рассмеялась, когда Хелиодорус завопил не своим голосом о том, что он может превратить в домовика от одного лишь прикосновения эльфа. А затем он кинулся к Каллидоре. Вальбурга едва заметно отодвинулась, чтобы тот не запачкал ее мантию.
- Не волнуйся, мальчик, ты не станешь домовиком. В твоих жилах течет голубая кровь, - насмешливо обратилась к нему Вальбурга, - но будь осторожен, многие считают, что эта зараза передается через их слюню. Как у оборотней, - она рассмеялась своей шутке, не обратив внимания на округлившиеся от страха глаза ребенка. Каллидора абсолютно не владела ситуацией, однако Вальбурга была приятно удивлена, что Хелиодорус не стал спорить с матерью. Он подчинился и вышел из комнаты, намеренно обходя домовика за "сотню миль". Это вызвало у нее смешок, который она попыталась замаскировать под кашель. А затем началось новое театральное представление с Каллидорой в главной роли, а у Вальбурги были места в первом ряду. Было довольно забавно наблюдать за тем, как Каллидора пыталась взять ситуацию под контроль. Она выглядела довольно опасно, наказывая своего домовика и сопровождая наказание очень нехорошими словами. Кажется это было влияние Вальбурги, которая никогда не стеснялась в выражениях, когда была раздражена.
- Да, я все понимаю, - снова снисходительный тон, - сложно держать все под контролем, когда тебе не повинуются собственные дети и слуги, - не упустила возможности уколоть ее. Вальбурга посмотрела на Каллидору, которая старательно делала вид, что ничего особенного сейчас не произошло. Делать хорошую мину при плохой игре, что ж это заслуживало уважения.
- Кстати о контроле. Что это было за заклинание? Никогда прежде о нем не слышала, - с интересом полюбопытствовала она, желая овладеть им как можно скорее. Определенно это было хорошее заклинание, которое несомненно было бы незаменимым в хозяйстве и в воспитании нерадивых слуг.

+1


Вы здесь » MORES MΛJORUM » PENSIEVE » «Тренировочный день», 6 июля 1949


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC