Вверх страницы
Вниз страницы
«MORES MΛJORUM»
Cui ridet Fortuna, eum ignorat Femida
Добро пожаловать на самый неординарный проект по книгам Джоан Роулинг.
Наша игра разделена на два больших периода: 50-е и 80-е годы - в каждом из которых свои яркие герои и свои сюжетные линии. Если ваш персонаж жив и в 50-ых, и в 80-ых, то вы с легкой душой сможете отыграть его в разных возрастах. Важно то, что события 50-ых годов влияют на события 80-ых. А значит история, которая нам всем так хорошо знакома, может пойти совсем по иному сценарию.
диалог с амс | роли 50-х | роли 80-х | faq по форуму
вакансии 50-х | вакансии 80-х | колдографии
нужные 50-х | нужные 80-х | акция 50-х | акция 80-х
АКТИВ «MORES MΛJORUM»


ИГРОВЫЕ СОБЫТИЯ 50-Х
Октябрь 1951 года. Сыро, на 6 градусов выше нуля.


6 октября. Инквизиция, узнавшая от Бэлчера о существовании таинственного дневника, бросила часть своих сил на поиски артефакта.
Действующие квесты: «Сага неприятных известий» и «Кошелек или жизнь».



ИГРОВЫЕ СОБЫТИЯ 80-Х
Октябрь 1981. Первые морозы, на дорогах - тонкий лед, очень скользко. На один градус меньше нуля.


3 октября. Пожиратели Смерти устраивают нападение на маггловскую деревеньку в Ирландии, чтобы оттянуть на себя основные силы Аврората. В это же время, Темный Лорд и его ближний круг попадают в Отдел Тайн в поисках пророчества. Но некоторые сотрудники Отдела уже предупреждены о грозящем нападении, и как только между Невыразимцами и Пожирателями Смерти начинается битва, в Отдел прибывает часть Аврората и Орден Феникса.
Действующие квесты: «Ирландские ночи» и «Погоня за тенью».

Вы можете найти партнера для игры, заказать квест или посмотреть возможности для игры.

MORES MΛJORUM

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MORES MΛJORUM » PENSIEVE » «The walking dead», 3 сентября 1951


«The walking dead», 3 сентября 1951

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

КВЕСТ 4. «THE WALKING DEAD»
Автобус Ночный Рыцарь известен больше между теми, кому действительно некуда идти. Последнее убежище, со скоростью света мчащееся по темным улицам Лондона, всегда гордилось своим водителем, умеющего лавировать между беззубыми маггловскими старушками и следящими за порядком аврорами. Но что, если этот водитель-мастер мертв и автобус, движимой неизвестной никому магией, на полном ходу рассекает очередную улицу и несколько магов, оказавшихся в неудачное время в неудачном месте? И что, если среди несчастных, окажутся чистокровные маги?
исходные данные: Мэрилебон-роуд, 3 сентября 51, 01:00. Мастер игры отпишет момент смерти водителя.
участники квеста: Irma Black, Daren Epley, Callidora Longbottom, Harfang Longbottom + другие желающие
куратор квеста: Walburga Black

0

2

Ирма, презрительно фыркнув, сминает лист пергамента и отправляет его в камин. Ни на что путное, кроме как на растопку, это чтиво сомнительного содержание все равно не сгодится.
«Вальпургиевы Рыцари…» Подумать только, спустя несколько веков, рыцари, воскреснув из небытия, покинули свои могилы, объявив, что отныне и навсегда, они презрели все мирское и суетное, для того лишь, чтобы жить по законам рыцарства, кои бесстрашные воины клянутся выполнять, жертвуя ради них всем, что дорого в жизни. И не вкусят они другого хлеба, кроме боя, не вдохнут другого воздуха, кроме дыма сражения, ибо все, что им нужно – жизнь, окруженная ореолом победы и славы. Когда же смерть переломит все копья и опередит самых быстроногих боевых коней, именно слава станет наградой доблестного и достойного рыцаря за пролитую им кровь, за стойко сносимые им тяготы и лишения, наконец, за пролитые слезы жен и стенания матерей, вызванные Мерлин знает кому угодными деяниями. Слава! Ей под силу позлатить могилы и увековечить имена. Сколь многие поддались в свое время сладким речам, таким возвышенным и ладным, уверяющим, что только мерцающий светильник рыцарства, озаряющий непроглядный мрак, помогает распознавать, что благородно, а что низко. Что рыцарский дух отличает доблестного воителя от простолюдина и дикаря, учит ценить свою жизнь несравненно ниже чести, торжествовать над всякими лишениями, заботами и страданиями, не страшиться ничего, кроме бесславия. Что рыцарство – источник чистейших и благороднейших привязанностей, опора угнетённых, защита обиженных, оплот против произвола властителей. Что в противном случае дворянская честь была бы пустым звуком. Что свобода находит лучших покровителей в рыцарских копьях и мечах. Что любая благородная девица никогда не забудет тех возвышенных, волновавших её душу чувств, когда возлюбленный совершает высокий подвиг, свидетельствующий о силе его любви.
Звучит красиво, вот только все это – чушь. Агитационные речи никогда не трогали мадам Блэк, чему в немалой степени способствовала работа в Министерстве Магии. К ним привыкаешь быстро, если они – твоя работа, если точно знаешь, что именно скрывает приятная глазу обертка. Ирме же было доподлинно известно, что единственной наградой павшего в бою станет лишь ржавая кольчуга, сиротливо висящая в виде траурного герба над тёмным и сырым склепом усопшего рыцаря. Или полустёртое изваяние с надписью, которую с течением времени становится все сложнее прочесть в назидание страннику. Именно такова награда за отречение от семейного очага, пустячных, но милых седцу радостей, в течение целой жизни, проведённой в бедствиях ради того, чтобы причинять бедствия другим. Рыцари охотно отказывались от мирной и счастливой жизни, лишь бы стать героями баллад, которые бродячие менестрели распевают по вечерам перед захмелевшей толпой.
Пожалуй, не будь у волшебницы других дел, она была бы не прочь взглянуть на тех, кто вновь поддался на старые как мир уловки, однажды уже разоблаченные. Однако, таковые имелись: в час дня на Мэрилебон-роуд, она должна была встретиться с Друэллой. Куда им направиться – они решили выяснить уже на месте рандеву.
– Направляйте всех к моему заместителю, – обращается к секретарю Ирма, всем своим видом дававшая понять, что её рабочий день уже подошел к концу. На сегодня никаких встреч, требовавших её присутствия, или важных переговоров с зарубежными партнерами запланировано не было. Посему можно было без зазрения совести оставить за главную Кассиопею Блэк и ни о чем не беспокоиться.
Ведьма кутается в мантию, легким шагов прокладывая себе путь к антиаппарационному барьеру, окружавшему Министерство и, преодолев оный, прикрывает глаза, концентрируясь на месте назначения. Заклинание аппарации, взмах палочкой, и через мгновение тихая улочка встречает мадам Блэк легким порывом ветра. Элла уже на месте, женщин разделяет лишь дорога. Новоиспеченная миссис Блэк делает несколько шагов навстречу Ирме, решая подойти первой и поприветствовать свекровь. В этот же момент и вполне возможно с похожими намерениями, автобус «Ночной Рыцарь» с бешеной скоростью мчится по дороге, не обращая никакого внимания на  пересекающую проезжую часть волшебницу.
Инстинкты сработали мгновенно. Левитационные чары, примененные Ирмой столь вовремя, если не спасли жизнь, то избавили от серьезных увечий, от которых молодая мать оправлялась бы долго.
– Ты в порядке?
Начинавшие собираться я волшебники, тоже изъявили желание узнать, как леди себя чувствуют и что на их глазах произошло?
А автобус, к слову, обрадованный тем фактом, что на пути его возникла целая компания, показался вновь, поприветствовав собравшихся протяжным сигналом…

+3

3

-На-на-на-на-нааа… Пум-пурум-пу-руууум…
Дарен левой рукой зачесал волосы на левую сторону.
"Неудачный день. И с какой стати я думал, что у меня получится?"
Достав из внутреннего кармана небольшой флакон, волшебник откупорил его и вылил немного шоколадного цвета жидкости себе на ладонь. Обмакнув пальцы, он стал поправлять локоны.
"Тут пригладить… Тут пробор… Эту прядь завернуть… Надо было добавить больше слизи флоббера!"
Дарен поморщился – из-за того, что его мысли вновь перескочили на неудавшееся зелье, он нанес слишком много тоника.  И вместо матовых уложенных волос он смотрел на какие-то сальные патлы.
"У хороших зельеваров не должно быть сальных волос!"
Вновь покопавшись в карманах мантии, он достал тряпку, смоченную в очищающем зелье. Проведя ею пару раз по волосам, Дарен вновь поморщился – теперь его волосы были сухие, как грязная солома. В дело опять вступил шоколадный тоник и через минуту в зеркале предстал вполне себе приемлемый вариант.
"Теперь можно и направиться домой".
Месяцы расчётов и экспериментов ничего не дали – зелье, которое должно было моментально и без болезненного зуда выращивать новую кожу на месте сильных ожогов никак не выходило. Точнее, оно получилось, но оно не было быстрее уже существующих аналогов, хотя его действие не сопровождалось нестерпимым зудом.
"Какой-никакой, а успех", - подумал Дарен и горько усмехнулся.
Еще раз глянув в зеркало, волшебник вышел из магловского ресторана, куда он пришел заесть горе. Еда всегда помогала ему успокоиться, но не сегодня.
"Значит нужно пройтись, выветрить дурные мысли".
Закутавшись в мантию, зельевар-экспериментатор побрел по вечернему Лондону. Мрачные мысли крутились в его голове… К реальности Дарен вернулся только через несколько часов, обнаружив себя на Бэйкер-стрит. Карманные часы показали, что уже без четверти час ночи.
- Загулялся.
Немного подумав, Дарен пришел к выводу, что лучше воспользоваться транспортом, иначе завтра на работе он будет клевать носом. А этого нельзя допустить, если хочешь получить повышение!
Посмотрев по сторонам, Дарен подошёл к дороге, достал палочку и помахал ею в воздухе:
- Должно сработать, - прошептал он себе под нос, ожидая появления автобуса.
Через пару мгновений вдалеке засверкали фары. Обрадованный Дарен поспешил в ту сторону. Он никогда не вызывал Ночного Рыцаря, но вроде бы он должен был появляться недалеко?
- Хм... И что, мне теперь топтать к нему километр!?
Когда Дарен вышел на Мэрилебон-роуд, автобус вдруг вильнул и, остановившись, забибикал. Недалеко от него собиралась толпа людей.
"Автобус кого-то сбил? Какой надо быть клушей, чтобы выйти на проезжую часть? Да и водители автобуса не отличаются особой аккуратностью в вождении! Вот бы им напороться на кого-нибудь из Министерства. Их бы живо научили водить!"
Нисколько не стыдясь, Дарен присоединился к толпе зевак.

+3

4

"Ночной рыцарь" появился в магическом обществе уже почти век назад, Дуганду Макфайлу пришло в голову это необычное для волшебного мира решение, которое в значительной мере упростило передвижение по магическому Лондону и за его пределами. Однако за век своего существования ночной автобус так и не снискал уважения в чистокровных кругах волшебников. "Мы не опустимся настолько, чтобы пользоваться этим маггловским способом передвижения", — так и плевали высокопарные дамы со страниц Пророка. Харфанг каждое утро читал эту газету и каждый раз останавливал свое внимание на подобного рода письмах редакции, однако никакого рационального зерна, помимо "мы не такие, как эти грязные магглы" не находил. С другой стороны, не нужно было далеко ходить - достаточно было задать подобный вопрос своей жене, чтобы получить в точности такой же рассказ, какой Лонгботтом нет-да-нет читал в передовице.
Рабочий день сегодня прошёл весьма успешно. Харфанг успел закончить прочтение нескольких важных ему монографий, составил отчет по работе комнаты Ума и представил его вышестоящим чинам. Эти самые "чины" были вполне довольны работой Лонгботтома, хотя и не одобряли его стороннюю научную деятельность, считая это вольнодумством и самодеятельностью. Однако Харфанг настолько хорошо выполнял свои обязанности, что придраться им, увы, было не к чему.
За обедом в буфете к мужчине подсел его знакомый из отдела магического транспорта. По мнению Харфанга, у него работа была куда труднее, чем та, которой обременял себя Лонгботтом, оттого Харфанг не без удовольствия согласился выслушать коллегу, которому, без сомнения, требовалась помощь (ведь по доброй воле обычно мало кто совался к этому зануде).
Лонгботтом был удивлен, когда коллега завел речь о Ночном рыцаре. Мужчина подтвердил общественное пренебрежение этим транспортом и попросил Харфанга, чтобы тот, как представитель одного из уважаемых и аристократичных родов, личным примером постарался разубедить заскорузлых блюстителей чистоты своей крови. Харфанг пока не до конца понимал весь конфуз ситуации, но отказать, конечно же, не смог. Дело было лишь в том, что Лонгботтом быстрее испортит свою репутацию, чем поднимет репутацию передвижного маггловского средства. Но намного большей неприятностью стало для Харфанго осознание того, что появиться одному в публичном месте ему будет не по статусу, а значит Каллидора вынуждена идти вместе с ним.

В какой-то момент Харфанг подумал, что из этой затеи ничего не выйдет. Совсем ничего. Укоризненное лицо Каллидоры, которая цепко держала его за рукав, стараясь балансировать на ходу автобуса, означало для Лонгботтома только то, что ему не избежать ещё одной ссоры, корень которой, как обычно, крылся в его мягкотелости. Он не стал отказывать сотруднику отдела транспорта, потому что по натуре был мягким и добродушным человеком, хотя страдал от этих своих качеств более всего. Он сидел на отведенных парочке креслах и с безысходностью смотрел на смазанные краски, проносящиеся за окном. Скорей бы только все это кончилось, скорей бы кончилось! Бесконечные болтания из стороны в сторону и обеденный кофе, просящийся наружу, заставлял Лонгботтома подумать о том, что аппарировать ему нравится намного больше. А ещё больше - ходить пешком.
Наконец, автобус остановился и все, кто были внутри, прилипли к окну, как будто что-то интереснее магии можно было там увидеть. Впрочем, Лонгботтому было абсолютно все равно: он так устал от этой тряски, а ещё больше от своей жены, что ничего, кроме чистого воротничка и стакана огневиски и в жизни так сильно не хотел.

+1

5

Каллидора всегда с радостью принимала комплименты об изысканности своих манер, сказанные не то с сарказмом, не то серьезно, потому, что Доре стоило огромных сил держаться в рамках своего положения. С детства отличающаяся эмоциональностью и некоторыми зачатками лидера, для неё проблематично раз за разом держать язык за зубами, когда она стоит в кругу мужчин и женщин, где к последним относятся на уровне красивой картинки, но, явно не видя в них хороших собеседников.
Ещё меньше ей нравилось положение супруги Харфанга Лонгботтома во многих аспектах. Неспособного отказать нуждающимся и способного понять каждого (кроме, видимо, супруги) –  подобные качества были бы куда полезнее и нравились бы Доре куда сильнее, если шла хоть какая-то отдача от «несчастненьких». Но её не было и Каллидору разрывало не то от жалости к своему супругу, не то от злости к тому, что он, окончивший Хогвартс в роли «лучшего студента», не в состояние ответить «нет», когда это необходимо.
– Ты серьезно? – все, что сказала Каллидора, сохраняя спокойный голос. По мере дальнейшего диалога голос только усиливался, потому что негодование захватило миссис Лонгботтом с головой и о таких вещах как «контроль эмоций» или «уважение к супругу» и речи быть не могло. Действительно, о каком уважении может идти речь, когда муж, происходящий из древнего чистокровного рода, согласился сесть в эту маггловскую коробку на колесиках. Дора могла понять Харфанга, если бы это было связано с карьерой, но явно не с этим извечным желанием помочь каждому второму.
А виной всему стал этот проклятый «Ночной Рыцарь» - транспорт не только исключительно магглоподобный, но к тому же и опасный.  И, возможно, взгляды Доры иррациональны и полны устаревших взглядов её родных, факт того, что все больше магический мир заимствует у магглов, её удручал. Хотя бы потому, что историей доказано, что миру магглов и миру магов требуется ощутимая граница. Разве не просто так была знаменитая «Охота на ведьм»? Разве не потому был введен Статут о Секретности, созданный по причине опасного взаимодействие магов и магглов, как для первых, так и для вторых?
– Тебе проще понять бродягу под мостом, чем собственную жену, – поставила точку в разговоре Каллидора, захлопнув дверь в спальню перед носом супруга.

В конечном итоге, ей пришлось признать правоту в мужа в некоторых вещах, и вышла из спальни она в одном из своих лучших нарядов. На лице её застыло выражение презрения ко всему окружающему миру, в первую очередь, к Харфангу. Крепко вцепившись в его локоть, она позволила ему вести себя к этому треклятому месту, надеясь, что автобус будет не столь отвратителен внутри, каковым он казался, по крайней мере, снаружи. Однако внутреннее оборудование автобуса не изменило общего впечатления и она, поджав губы, так что они превратились в тонкую линию, продолжила путь к предложенным местам.   
Дальнейшие события заставили Каллидору мысленно перебрать все известные ей ругательства сразу на трех языках, а также в очередной раз убедиться в правоте родителей, которые относились к подобному транспорту крайне негативно. Мотающееся, дергающееся, чрезмерно быстрое транспортное средство – одна из самых худших идей, учитывая наличие таких вещей, как аппарация или, на худой конец, каминная сеть. Однако, не желавшая критиковать мужа на виду у всех, Каллидора ограничила себя тем, что время от времени бросала в его сторону говорящие «Я же тебе говорила!» взгляды.
Когда автобус наконец-то совершил остановку, продлившуюся гораздо больше минуты, Каллидора приподняла бровь от удивления, судя по открывшимся панорамам они ещё не добрались до места.
– Почему мы остановились?

+1

6

NB! Автобус не двигается с места более 5 минут, некоторые пассажиры решили узнать у водителя причины остановки. Очевидцы не могут подойти к автобусу ближе, чем на несколько метров.

0


Вы здесь » MORES MΛJORUM » PENSIEVE » «The walking dead», 3 сентября 1951


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC